Движение, шаурма и волшебство


Рубрика «Альбомы Сибири» открывает новый сезон. В 2020 год сибирская музыка не просто входит, а прямо-таки врывается — для большинства альбомов из нашей первой подборки в году характерно ощущение движения вперед, настойчивого и интенсивного, иногда хаотичного. Сибиряки не желают стоять на месте, в чем их можно только поддерживать — что мы с удовольствием и делаем.

омск

Одним из участников омского трио является наш старый знакомый Даниил Белоусов. Свойственное ему умение создать утонченно-пасторальное настроение проявляется и в «Тайге» — с поправкой на то, что остальные участники тоже вносят свою лепту. Делают это они довольно разнообразно — за три трека «Тайгу» уносит то в атмосферный, но раскованный эйсид-джаз, то в грозный драматический пост-рок. Пока группа предпочитает отстреливаться одиночными треками или вот такими вот короткими сборниками — но по ним есть ощущение, что они уже давно готовы к альбомной дистанции.


тюмень

Молодое тюменское трио искренне интересуется трип-хоповым саундом двадцатилетней давности, к которому они подходят довольно-таки максималистски. На костяк из старомодного атмосферного бита, аккуратных синтетических пульсаций и винилового шуршания тут наслаивается много всего; и робкие фортепианные аккорды, и гитары с эффектами, и разговорчивые сэмплы, и прочие точно не опознаваемые звуки. Саунд, в общем, у Siberia Trip выстроен довольно грамотно — когда песни его догоняют, как в самом напористом здешнем номере «Брэдбери», становится особенно интересно, что ждет ребят дальше.


северск

Приступ сибирского патриотизма в заголовок своего нового релиза выносит панк-группа из города Северск Томской области. «Я не хочу ехать в Питер, я не хочу жить, где грустно», — кричит вокалист и гитарист Владимир Красильников. Мысль понятная — желание проводить время весело для группы «Влом!» явно штука важная. Группа нарезает бодрейший старорежимный панк, из основных творческих ориентиров у которого — группы «Тараканы» и «Наив». На повестке дня — стремительно-простодушные песни, перемалывающие окружающую безнадегу в головотяпские и гордые гимны тем развлечениям, что доступны в провинции: гулять, громко слушать музыку, пить, ничего не добиваться. Музыка и подход «Влом!», возможно, не особенно современны, но в их пользу говорят сильная энергетика и профессионально сколоченный плотный звук. Короче говоря, в своей весовой категории «Влом!» выступают более чем убедительно.


иркутск

Атмосферная инструментальная электроника на мягких лапах трип-хоповых ритмов в этом месяце у сибирских музыкантов в особом почете — вслед за тюменцами из Siberia Trip в эту же сторону копает иркутский проект Wit Chu. На обложке этого альбома изображен скупой, но визуально завораживающий ландшафт, и сам альбом создает иллюзию движения по чему-то похожему. Один знакомый критик занимался составлением миксов для поездок в поездах; альбом «Zamri», с его выразительным эйсид-джазовым басом, меланхоличной созерцательностью и звуковыми красивостями родом из психоделии и саундтреков к старым европейским фильмам, любой такой микс заменит.


кемерово

В названии альбома кемеровского коллектива проглядывает некоторая подкупающая (возможно, впрочем, незапланированная) честность. «Planning Yesterday», планируя вчерашний день — в своей музыке кемеровчане действительно оглядываются на прошлое и строят свой саунд по его лекалам. На повестке дня у Cold Math — эмоционально-пружинистый инди-рок с гитарами и легким танцевальным задором, в духе ребят вроде The Killers или Keane, царивших на радиоволнах в середине нулевых. The Killers и Keane вдохновлялись, в свою очередь, группами 80-х, сознательно размывавших границы между гитарным роком и танцевальной музыкой, так что можно смело сказать, что Cold Math по мере сил вносят свою лепту в музыкальную преемственность поколений. Когда им удается совместить эту преемственность с такими пронзительными песнями, как «Tourist», становится решительно все равно, куда они там оглядываются.


томск

Альбом «Резонанс» создан совместными усилиями проектов «Спираль времени» и «Заводь света» — сочетание всех этих названий как будто должно уже создавать определенный лад, правда же? Создает верно — на этой пластинке гудит и разливается эмбиент нью-эйджевского толка, музыка, сделанная, скажем так, не вширь, а вглубь. С композиционной точки зрения здесь происходит не так уж много всего, но в фокусе не развитие какой-то центральной линии, а общая насыщенность момента. Звук у скооперировавшихся проектов устроен очень грамотно, как в хорошем коктейле, в котором жидкости с разной плотностью естественным образом расходятся на слои — инструменты на «Резонансе» так же расслаиваются по тембрам, и получается глубокая и полная звуковая картина.


омск

Любопытное когнитивное завихрение — почему-то, когда заходит речь об импровизации, лоу-фае и экспериментах с сырой и незаконченной формой, думаешь в первую очередь о рок-музыкантах, а никак не о технарях-электронщиках, которые, как правило, представляются записными перфекционистами. Альбом «Осень» (подписан он так, словно его делали два исполнителя, но, кажется, он был все-таки один) как раз удачно дискутирует с таким представлением о вещах. С полноценными электронными пьесами, выполненными в духе лоу-фай-техно или трэпа, тут соседствуют торжествующе незаконченные зарисовки, минутные наброски песенок, исполненные заспанным шепотом, и прочие продукты творческого поиска, который был рад остановиться на первой же идее. Этот подход неожиданным образом бодрит и заставляет несколько пересмотреть свои взгляды на записи в разных жанрах.


омск

Трио Антона Гудкова, Дмитрия Лапутина и Егора Федоричева продолжает исследовать импровизационный нойз-рок свободных пропорций. Местами меланхолично-нуаровый, местами оглушающий яростным гитарным скрежетом, местами и то, и другое одновременно, новый релиз Flageda — собранный в единое 25-минутное полотно коллаж из полевых записей и импровизационных джемов варьирующейся степени напряженности, для двух гитар и барабанов. Ребята хранят верность себе, иначе говоря, уважаем.


омск

Восьмибитная электроника, пытающаяся не играть в музыку для игрушек, а воспроизводить в таком звуке «нормальные» электронные пьесы. Немного брейкбита, немного IDM, много цифрового гудения и скрежета, в таком духе. Приемы, на которые опирается проект, в основном порядком отработанные, но выручают дельные композиторские способности; грубо говоря, когда похоже на Orbital и Aphex Twin, слышно, что автор понимает, в чем крутость и того, и другого, и умеет это воссоздать.


иркутск

Дебютный релиз иркутской команды продолжается целые пять минут — две песни длятся по две минуты, а еще одна одну. Что можно за такое время понять о группе — что ее участникам лет примерно по 18, что они чувствуют нежность к аниме и шаурме (фигурирует дважды за три песни), играют панк и относятся к себе с приятной долей несерьезности и пофигизма. «Суперсоник» играют сыро, но честно, сочетают любовь к шершавому гитарному шуму с чистосердечной наивностью, умеют превращать будничные сценки из жизни в бойкие панковские двухминутки и знают важность многослойно выстроенного звука. Утолкать столько сведений о себе, своих пристрастиях и способностях в пять минут — тоже не самое банальное умение.


якутск

Восток уважает эмо-панк — большая часть альбомов, изучающих это направление, приходит с той стороны. Якутский коллектив «Мысбиваемспутники» входит в жанр с несколько пугливой нежностью. Их музыка устроена тоньше привычного — они не вышибают из своих гитар триумфальные аккорды, как делают многие их коллеги по жанру, но выводят тонкие и непросто устроенные партии, которые переплетаются между собой по не очень предсказуемым траекториям. В результате получается интересный эффект — «Спутники» играют словно начинающие волшебники, впервые проводящие коллективный ритуал по вызову большого доброго волшебства, с такой сосредоточенной взволнованной старательностью, будто опасаясь, что любое лишнее движение может это волшебство спугнуть. Из-за этого к ним начинаешь прямо прислушиваться, болеть за них даже — мол, пусть получится, пусть получится.


омск

Кирилл Поспелов, участник электронных проектов «Электрощит» и Geomantic’s, стряхивает пыль со своей сольной вывески Billadonna и выпускает новый альбом. «Lilistar» — коллекция техно-номеров, отсылающих к золотому веку жанра, уверенных и упругих, минималистичных в конструкции, но насыщенных плотным электронным звуком. Главное умение этих сосредоточенных инструментальных треков — настойчивое движение вперед, одновременно несколько размеренное и неумолимо-решительное.


томск

«Мы записали, а дальше вы решайте сами», — томские мастера «подземного хопчика», как они сами называют свой стиль у себя странице, не считают, что по поводу собственного творчества есть нужда сильно париться. Впрочем, они ко всему на свете относятся примерно так же — к будням, к работе, ко встрече с вурдалаком за бараком (как описывал Булгаков). Их музыка — расслабленный и тягучий коктейль из неспешного хип-хоп бита, укутанного в слои теплого винилового потрескивания, ленивой читки про повседневность и сэмплов из старых советских фильмов. Голос на бит и сэмплы со старой пыльной пластинки, как они говорят сами — ровно так альбом «Передача речи» и звучит.


новосибирск

Muzyka chtoby skakat’ — написано на странице проекта Lenin Was a Zombie. Причем это понятие новосибирцы трактуют неожиданно широко — если теоретически можно скакать под панк и рейв, под рэп и брейкбит, фанк и хаус, то кто сказал, что нельзя играть это все одновременно? Именно этим Lenin Was a Zombie и занимаются — исполняют музыку, в которую специально натолкано все самое бодрое и отвязное. Музыка Lenin Was a Zombie ежесекундно рвется во все стороны сразу — рэп не то с ямайским, не то и вовсе несуществующим в географической реальности акцентом читается взахлеб поверх заполошного брейкбитного ритма, вокалист в секунду переключается с «дурацкого» английского на матершинный русский, ревут рейверские сирены и панковские гитары, в глазах мельтешит, танцуют все. Причем Lenin Was a Zombie крепко держат эту интенсивность в узде — альбом, с одной стороны, нигде не провисает, а с другой, не слетает со своей колеи. Идеальная, короче, вечеринка.

Подписывайтесь на нас в