Недосказанность, пещерность, импрессионизм


В рубрике «Альбомы Сибири» мы продолжаем отслеживать творческие движения сибирских музыкальных коллективов. Февральская подборка радует расслабленным хип-хопом, медитативной электроникой, хаусом на цыпочках и прочими звуковыми материями умиротворяющего толка. Гитарные взрывы и монолиты звука, впрочем, тоже имеются.

томск

Диджеев, специализирующихся на хип-хопе, часто сравнивают с археологами за их способность откопать среди залежей старых пластинок драгоценные камешки незаезженных, но эффектных старых треков. Томский битмейкер Нуки, впрочем, имеет в виду кое-что другое — его альбом называется в честь сцены из «Джентльменов удачи», которая сэмплируется тут практически целиком. Советское кино — несколько неожиданная материя в разговоре об инструментальном хип-хопе, это да. Видимо, тот меланхоличный саунд старой школы, что он воспроизводит на своем альбоме — с шорохом винила, ленивыми вскриками трубы и сэмлпами старого соул — для самого Нуки с сегодняшней точки зрения такая же чисто ностальгическая культурная форма, как и советское кино. Встреча, в общем, неожиданная, но приятная.


омск

«Цветы», «Признания», «Любовь отца», «Сибирское настроение», «Ухвати время» — омич Владимир Жуков, стоящий за электронным проектом King Shi, настроен весьма романтично, судя по заголовкам его пьес. «Jupiter Blues», третий альбом King Shi — работа действительно довольно мечтательная, хотя и не то, чтобы особо тихая. Тут встречается аккуратное техно и лирический дабстеп, хип-хоп ритмы и упругие басовые партии. Но все, что способно заставить слушателя интенсивно двигаться, грамотно чуть отодвинуто вглубь; зато чуть вперед выдвинуто все остальное, что настроено скорее заставить его мечтательно пялиться в окно — ласковые волны меланхоличных фортепианных и выверенные лаконичные линии гитарных аккордов, щедрые пастельные мазки синтезаторных партий, сэмплы драматичных скрипок. Получается такая ритмичная медитация, насыщенный чилл-аут, наполненное событиями отсутствие активного действия.


томск

Диковатое название проекта недурственно отражает происходящее на этом альбоме. Экспериментальная электроника томского проекта вроде бы базируется на довольно понятных, хотя и не самых простых ритмах — но поверх них периодически начинается какая-то форменная свистопляска. Ритмы тянут «Мышиный СПИД» в сторону нормальной такой клубной дискотеки уровнем сложности чуть выше среднего — а мелодические и ведущие партии скорее упрямо толкают коллектив в сторону театральной вычурности и безумства в духе едва ли не «4 позиций Бруно». Самое интересное, что этот конфликт между низкими и прочими частотами «Мышиный СПИД» для себя еще до конца не разрешил — именно поэтому с этим альбомом так интересно.


новосибирск

Новосибирский коллектив Mister Dickson имеет привычку несколько по-свойски распоряжаться англоязычной около-музыкальной терминологией. Скажем, название их пластинки — «Возводит массивный монолит звука» — своей образностью отсылает куда-то в сторону тяжелых гитарных материй, стоунера или дума; открывается альбом при этом песней под заголовком «Power Metal», совпадающим с названием металлического поджанра середины 80-х, имеющего совсем отличные от стоунера или дума привычки. Правда, как это часто бывает, располагается где-то посередине — Mister Dickson однозначно уважают гитарную плотность стоунера и ничего не имеют против мелодичности рока 80-х; их собственный подход находится, грубо говоря, на пересечении этих идей. Это такой около-гранджевый гитарный рок, развернувшийся обратно в сторону веселья и плясок в баре — с плотными стоунер-блюзовыми риффами, спаянными с бесстыдно-красивыми мелодиями, спетыми вокалистом, не стесняющимся брать высокие ноты. В общем, выросло поколение, которому принципиально видеть не разницу между Сиэтлом и Лос-Анджелесом конца 80-х, а находить общее — и Mister Dickson это общее удачно находит и фиксирует.


омск

«Шумные и угрожающие выходки» как будто решили единолично заменить собой весь омский андеграунд — это уже третья группа, которая так или иначе держится на талантах участников «Выходок». От них тут барабанщик Саня Торнадо и вокалист Человек в Балаклаве, а третьим с ними играет ударник «Головы отца» и «Арабской весны», переключившийся на гитару — и именно она проводит важную сюжетообразующую черту, что обрисовывает собственную идентичность «Уберлица», отличную от «Выходок». Содержательно это похожие страшные сказки откуда-то из социального подсознательного, рассказанные страшным отрывистым голосом, но положено это все на совсем другую музыку — гулкий гипнотический нойз-рок для оглушительной гитары и шумных барабанов, сырой и грубый, как рисунок, нацарапанный на стене подвала осколком кирпича. Главный прием «Уберлица» такой — когда этот пещерный блюз, большую часть времени как будто из последних сил удерживающий себя от того, чтобы не развалиться на ходу на запчасти, собирается вдруг в кулак и вваливает на полной громкости (см. умопомрачительную песню «Тетрапод»), натурально темнеет в глазах. Мощнейший дебют.


железногорск

Отмороженный пост-панк из Железногорска, закрытого города в Красноярском крае, где внутри горы четыре ядерных реактора делали оружейный плутоний. Инструментарий, с одной стороны, знакомый — гитара, бас и драм-машинка, призраки рояля и саксофона, бесконечное количество эха, отстраненный мужской вокал, все такое. Но в то же время такую привычную для жанра лаконичность выразительных средств «Праздность» не торопится подкреплять лаконичностью композиционной. В их гулких песнях, осваивающих диапазон от утробных пост-панковских плясовых до широкоэкранных элегий экспериментальных повадок, имеется приличная доля художественности, местами даже театральности.


красноярск

Второй релиз красноярского коллектива электронщиков, стоящего за лейблом Collective. Кто именно входит в состав группы, толком не понять, и эта привычка путать следы свойственна и самой записи. Ремиксов тут больше, чем оригинальных композиций, а оригинальные композиции все выдержаны в не особенно пересекающихся звучаниях; есть фактурный эмбиент, есть минималистичный прозрачный хаус, двигающийся на цыпочках, есть отрешенный техно-пост-панк с текстом, который зачитывают отмороженным голосом. Ремиксы центрального номера «Биение» (как раз хаус на цыпочках) тоже по мере сил путают карты — в одном настойчиво пульсирует роторный электронный бас, в другом туманно стелется импрессионистское эмбиент-техно. Но в этой общей неуловимости есть и своя прелесть — beennooutside все время ускользают от прямых ответов на определяющие вопросы, и остающаяся от этого недосказанность заставляет вглядываться в них еще внимательнее.


новосибирск

Еще один любитель атмосферного инструментального хип-хопа старой закалки, в пару томичу Нуки. Имеются даже сэмплы советских времен, правда, в меньших количествах, зато, пожалуй, более неожиданные; открывающий диалог про пассатижи особенно хорош. Неспешно-меланхоличное настроение у битмейкеров действительно схожее, разве что Nekob, пожалуй, работает чуть лаконичнее. Там, где томский коллега накручивает побольше игривых звуковых деталей и сэмплов, новосибирец с самурайской стойкостью отдает композицию на откуп правильно настроенному ритму и общей атмосфере. Работает, заметим, и у того, и другого.

Подписывайтесь на нас в