Горькие стихи, футуристический уют и регги на коленке


В апреле 2020 года, месяце, который большая часть из нас провела в самоизоляции с начала до конца, музыки нам нужно было много. И сибирские музыканты не подвели — в этом месяце в рубрике «Альбомы Сибири» у нас больше полутора десятка релизов, и среди них есть такие, о которых не часто доводится писать в сибирском контексте. В это месяце у нас есть экспериментальный металл и выразительный джаз, яростный гаражный блюз-панк и трагическая инструментальная неоклассика, горький хип-хоп и раздолбайский регги, манерный пост-панк и минималистское техно. Музыкальная жизнь Сибири живет, короче говоря. Ура, ребята — и будьте все, пожалуйста, здоровы.

томск

Второй выход сборной участников сибирских панк-команд (Gas Sniffers, Niggers, HEXE и других) с программой каверов группы «Передвижные Хиросимы», невоспетых героев томского рок-андеграунда 90-х. Особенно положительно настроенные слушатели именовали «Хиросимы» «томскими The Stooges», и «Авангард» переигрывает их, словно стремясь воплотить в жизнь эту характеристику — сыро, шумно, на оглушительной громкости. Песни «Хиросим» действительно идеально вписываются в этот звук, такой примитивный (в самом лучшем смысле этого слова) нойз-рок, настоянный на блюзовых влияниях и вылетающий на поворотах в чистый гитарный шум. Есть еще саксофон, но на нем здесь играют примерно так же, как на гитаре.


омск

Омский фотограф Ренат Латышев, основатель паблика JVCR, пробует себя и в музыке. Бесхитростно названная «Музыка 1» — коллекция ладных и лаконичных электронных треков на мягких лапах, обосновавшихся в приятной зоне между атмосферной выразительностью эмбиента и упругой двигательностью техно. Это, в общем, такое IDM-техно с довольно сильной мелодической составляющей, не раз и не два за прослушивание заставляющее вспомнить добрым словом Aphex Twin, но исключительно в комплиментарном ключе. Привычка автора называть своими композициями выдуманными или неправильными словечками, буквосочетаниями и цифрами только усиливает сходство. Как музыкант Латышев — автор точный и экономный; его композиции прозрачны и легки и производят впечатление эргономичных конструкций, состоящих исключительно из самых нужных звуков.


новосибирск

Мы уже писали о сольном творчестве новосибирской исполнительницы Дарьи Шаховой, сочиняющей ладные и эмоциональные инструментальные пьесы для фортепиано и скрипок — а тут выяснилось, что у нее последние шесть лет есть еще и группа. В ней Дарья играет на фортепиано, а также сочиняет и поет песни, мелодичные и мечтательные — а остальные музыканты группы оформляют их размашистым гитарным роком умеренно-эпических замашек. В музыке Hale De Mars есть всего по чуть-чуть — пост-рок, прогрессив, местами (очень точечно) даже блэк, но все же они всегда остаются ведомы мелодией, песней. Выразимся так — если бы голландские титаны The Gathering гастролировали по Сибири, лучшего разогрева сложно было бы придумать.


иркутск

Редкий музыкальный привет в сибирском контексте — регги, расслабленный и раздолбайский, сделанный на коленке. Что это значит — драм-машинка и минимум прочих инструментов, иногда дополнительная перкуссия, иногда гостевая гитара, временами полевые записи. Дабовой глубины звука достичь в таких домашних условиях, конечно, не выходит, но настроение получается вполне правильное. Ну, и рукотворный минимализм песенок «Ухо Ра» тоже работает на общий расслабленно-растаманский настрой — в смысле, париться же не надо, в том числе и над тем, чтобы музыка получалась прямо профессиональной и круто сделанной.


омск

Участники омского коллектива «Доктор Странная Любовь» выходят на сцену в пиджаках и черных рубашках и дают своим размашистым песням названия вроде «Уставшие мужчины», «Патефон» и «Мессалина». В составе группы также есть саксофонист. Уже можно смекнуть, что примерно происходит на альбоме «Благородная гниль» (тоже неплохой маячок) — тут разворачивается пост-панковский гитарный рок готически-декадентских повадок, взращенный на интересном коктейле идей и влияний. Русская тоска Летова и Достоевского, франтоватая мрачность группы Ника Кейва The Bad Seeds, репортажи изнутри упадка человеческой цивилизации европейской литературы ХХ века — все это так или иначе питает группу и формирует ее собственный почерк. До авторской выразительности Летова или Кейва пока далеко — впрочем, было бы ошибкой считать, что «Доктор» стремятся к прямому их копированию. Они скорее пытаются сформировать собственный голос на основе этих влияний — более эстетски-сдержанный, отстраненный и ироничный. На фоне множества коллективов, согласных бесконечно повторять одни и те же пост-панковские штампы, этакая амбициозность не может не радовать.


кемерово

За этой записью стоит немного трагичная история — композитор Татьяна Кузнецова приняла название проекта в наследие от своего умершего друга-музыканта и посвятила свой мини-альбом последнему путешествию умирающей души. Здесь много скорбной стоической красоты — это компактные композиции для фортепиано и скрипки, выполненные с лаконичностью, вдохновленной минимализмом, но в то же время строящиеся на развитии мелодии, а не повторении одних и тех же отрывков. Временами здесь чувствуется дух английского композитора Майкла Наймана — что, в переводе для тех, кто не особо знаком с миром современной академической музыки, похвала довольно высокого уровня.


якутск

«Дом музыкантов» — это музыкальная школа в Якутске, из учеников которой и сложилась группа «Камабоко». «Live 2020» — это, в общем, даже не альбом, а сборник песен, записанных группой на своей основной точке репетиций. Как и положено группе вчерашних школьников, «Камабоко» играют музыку простодушную, даже наивную — нехитрый гитарный рок, имеющий в анамнезе грандж, русский рок, группу The Cranberries, немножко эмо, немножко металла, в таком духе. Песен тут всего три, остальное — изыскательские инструменталки; и тут как раз скрывается самое интересное, что в этой группе есть. Инструментальные пьесы выстроены красиво и эффектно, без излишней общей структурной сложности, но на хорошем уровне владения инструментами и на базе довольно изобретательных гитарных партий. Песни же написаны значительно проще, наивней, часто на максимально простых аккордах — но в то же время за счет голоса вокалистки Светы Ивановой достигается куда большая проникновенность, чем за все хитровыкрученные сольные пассажи гитариста Кирилла Третьякова. Когда два этих подхода сталкиваются, как в номере «Закрываю глаза», получается совсем хорошо. Песня «Сон», впрочем, тоже вполне готовый рок-хит. Очень интересно, как «Камабоко» смогут развить свои первые находки — потому что развивать тут есть что.


омск

С этим омским дуэтом мы встречаемся довольно регулярно — это уже третий их альбом, выходящий за последний плюс-минус год. Новая работа — новый музыкальный разворот; в этот раз омичи упражняются в сосредоточенном и поджаром минималистском техно средних темпов, в котором развитие композиции понимается в первую очередь в качестве бесконечного хождения по кругу. Один из треков носит любопытное название «Balanced Madman», сбалансированный безумец — и первое слово куда более точно подходит этому сдержанному и атмосферному альбому, нежели второе.


томск

К выпуску этого альбома томский дуэт «потолоквгуталине» переквалифицировался в томско-калининградский — переехал барабанщик Сергей Демидов. Но альбом все равно вышел — и хорошо, что вышел; это громогласная, яростная запись, такой ломаный инструментальный нойз-рок на двоих, с ощутимым уклоном в математику, но все-таки сохраняющий основной своей характеристикой сырую, первобытную лютость. В то же время в музыке дуэта чувствуется работа острого, сардонически настроенного ума — не только в заголовках вроде «Можно полегче» и «Их не видно на фоне темной воды», но и в самом развитии композиций, шатающихся, мутирующих, взрывающихся острыми углами во все стороны.


томск/москва

Первый альбом «томских Massive Attack», как называет их земляк Александр Арляпов из журнала «Новый рок». Сравнение, конечно, смелое, но не лишенное почвы — стоит только учесть, что речь в нем не о Massive Attack времен великих пластинок «Blue Lines» и «Mezzanine», а о более поздней ипостаси группы, образца примерно 2010-х годов и песен вроде «Atlas Air» с альбома «Heligoland». Тут звучит среднетемповая песенная электроника, выполненная с большим вниманием к деталям — чуть более напряженная, чем нужно было бы, чтобы сойти за классический трип-хоп, но все же не разгоняющаяся еще до скоростей и настроений техно. Местами тут чувствуется влияние хип-хопа и даба, местами — дрим-попа или соул; где-то группа добавляет низкочастотной резкости, а где-то, наоборот, уходит в около-эмбиентный расфокус. Но в любом случае участники группы наслаивают свои электронные звуки с большим тщанием и композиторским мастерством — это уверенная и сильная работа.


омск

«Синтезаторная утопия», — так написал Андрей Руденко, основатель «Корпуса 1», предлагая этот альбом в наш дайджест. Не будем проходить мимо точно сформулированного определения — в этом мини-альбоме омского проекта и правда есть что-то утопическое, этакий ретро-футуристический дух, отсылающий к тому времени, когда синтезаторы считались инструментом исследования областей, относящихся к космосу, к будущему. Музыка того периода сейчас может звучать немного наивно, и Sodxwxter своими инструменталами как раз и метит в это сочетание возвышенности и наивности, космического размаха и компактного понятного уюта. Подобное ощущение можно испытать от встречи с красочным межпланетным пейзажем, нарисованном на стене детской комнаты еще для прошлого поколения, тех, кто в ней уже вырос.


иркутск

Новый альбом сольного проекта Сани ККК, важного деятеля сибирского рэп-андеграунда, одного из основателей дикого ВИА «Коба Чок». В названии альбома — поломанная, ставшая ненужной вещь; и это альбом, сделанный с точки зрения лирического героя, ощущающего себя похожим образом, такое затяжное погружение в зеркальные лабиринты. Тут звучит отчаянный рэп оголенными нервами наружу, периодически переходящий в чтение горьких стихов под угрюмые электронные шумы — многие из которых, кстати, были ловко и выразительно наведены Дмитрием Абдусалямовым, знакомым нам по отличному сольному проекту «Дневная доза дискомфорта». Это ядовитый, мрачный и довольно злобный, но отлично сделанный и  очень точный альбом.


омск

С момента нашей последней встречи в жизни омского дуэта Electric Café много чего произошло — проект перешел на русский язык, переквалифицировался в сольный и несколько поменял звучание. Этот мини-альбом с исчерпывающим названием, своего рода трамплинчик перед новым полнометражным альбомом под названием «Автозагар» — хороший сэмплер нового звучания «Электрического кафе». Оставшись один, Игорь Кутасевич переходит на песни с вокалом, выполненные в духе такого скромного домашнего инди с пост-панковским привкусом, но оформленные суховатым синтетическим звуком. В особенно удачные моменты («Морская капуста», «Ты меня не знаешь») тут возникает напряжение между скромным, уязвимым вокалом Игоря и напряженной пульсацией его аранжировок. Довольно интересно, как ему удастся развернуть эту концепцию на полный альбомный метр.


иркутск

Подпись «Volume II» в названии альбома — этакая эзотерическая шутка; на самом деле это дебют. Это сольный проект иркутcкого музыканта Гарика Шостаковича, вокалиста интересной металлической команды Death Nazar — в ней, например, гитарист играет еще и на кларнете, инструменте, преступно редко встречающемся в металлическом контексте. Альбом Шостаковича — выразительный гитарный индастриал с электронной подложкой, постоянно уезжающий в разные интересные девиации. Здесь сэмплируют советские радиопозывные, используют аккордеон и фольклорные мотивы, делают энергичные каверы на песни крупных фигур западной тяжелой музыки. По собственной музыке Шостаковича слышно, что он уважает индастриал и корпус проектов Майка Паттона, что он только подтверждает выбором песен для каверов. Это неусидчивая, талантливо придуманная и исполненная музыка, в которую натолкано много разнонаправленных идей. Отличный дебют — хотя некоторая вдумчивая редактура, добавим, ему ничуть бы не помешала.


красноярск

Импрессионистский эмбиент красноярского музыканта Романа Почаева, выполненный с максимальной прямолинейностью подхода, возможного в этом жанре — никаких многослойных аранжировок, никаких ритмов или еще чего-то, только бесконечно медленно накатывающие волны чистого тембра. Эта музыка несколько отстраняет, поскольку лишена каких-то ярко-выраженных мелодических элементов и, по сути, просто дрейфует мимо, как утренний туман, то сгущаясь, то истончаясь. Но если сделать усилие и сосредоточиться на ней, войти в это звуковое облако, то можно получить изрядный заряд бодрости — как окунуться в прохладный бассейн.


тюмень

Кряжистый грув-металл из Тюмени, уверенно опирающийся на наследие трэша и металлического хардкора. «Это уже почти уровень "фирмачей", а-ля Testament и Soulfly», — восторженно пишут группе в комментариях к клипу на YouTube; да, есть даже клип, но сразу отметим, что эта оценка совершенно точно никак не касается умения хоть сколько-нибудь достовено изображать игру на собственных инструментах в клипе. А вот музыки касается вполне — это действительно очень убедительно сбацанный металл, с плотным и качающим звуком, держащимся на несложных, но абсолютно уместных для жанра гитарных риффах. Выставить группу на любой тематический фестиваль можно хоть прямо сейчас (ну, или когда фестивали снова будут проводиться) — до статуса хедлайнеров Dystonia пока далековато, но вот во втором эшелоне они совершенно точно не посрамят родной город.


новосибирск

У этого альбома есть подзаголовок — «Джазовые и оркестровые наброски». Мультиинструменталист и композитор Альберт Дадыкин таким подзаголовком немного принижает свои заслуги — ровно половина «набросков» на этом альбоме длятся от 8 до 13 минут. Это полноценные и, добавим, довольно выразительные композиции, исследующие довольно широкое жанровое поле — тут есть и вальяжные джаз-баллады, и синтезаторный джаз-фанк, и горячие латинские ритмы, и степенная неоклассика для струнного квартета. Дадыкина немного подводит пристрастие к пластмассовому синтезаторному звуку, навевающему воспоминания о старых телевизионных заставках (есть тут пара вещей, выдержанных в соответствующем духе и в плане композиции) — временами кажется, что музыкант сам думает, что музыка, которую он делает, принадлежит замшелому прошлому и не торопится смахивать с нее накопившуюся усталость звукового материала. Но на самом деле на этом сборнике набросков полно вполне живых и ярких инструментальных идей и пассажей — задайся Дадыкин целью выстроить более непосредственный и сочный звук, получился бы отличный и вполне своевременный альбом.

Подписывайтесь на нас в