Заканчивается 2021-й, второй год подряд, когда всем нам было странно, непонятно и в целом как-то не очень легко. Ограничения снимались, а потом продлялись, мероприятия объявлялись, а потом отменялись, становилось в целом лучше, но потом появлялся очередной новый штамм. Музыкальную индустрию тоже порядком лихорадило — фестивали отменялись в последний момент, концерты уходили в подполье, площадки закрывались. Продолжать заниматься в таких условиях каким бы то ни было творчеством — настоящий героизм, и очень легко понять каждого, кто не находит в себе сил продолжать это делать.

Сибирский музыкант и так живет в вакууме своей сибирской изоляции, а когда пандемия блокирует и те два с половиной культурных процесса, что продолжали с горем пополам происходить, действительно немудрено подумать, что не остается никакой надежды, никакого просвета, никаких возможностей добиться хоть чего-нибудь. В общем, сегодня, подводя итоги очередного года работы рубрики «Альбомы Сибири», мы чествуем тех, кто находит в себе силы дать отпор этой вынужденной пустоте и тишине, ответить накатывающему небытию громким криком и мощным аккордом, сигнализирующими о самом простом и самом важном — мы живы, ребята, так просто нас не возьмешь.

омск

Теоретически было бы здорово уйти от представления о сибирских городах как о мрачных местах провинциальной безнадеги — но часто выходит так, что лучшая сибирская музыка пишется как раз изнутри именно такого ощущения. Первый альбом омского дуэта назывался «За гаражами», а второй называется «Сторожить» — можно сказать, что сначала они определились с местом, а потом с основным действием, в этом месте осуществляемом. Вспомните все эти бесконечные лютые промзоны, обнесенные километрами бетонных заборов — там же обязательно будет будочка охранника, несущего вахту на входе в эту бессмысленную пустоту, в эти опустевшие руины разрушенного индустриального прошлого. «Печатная машина» не только исполняет музыку, совершенно очевидно зародившуюся внутри подобных пространств, но и пытается найти в них какую-то изломанную красоту — временами вполне успешно.


красноярск

Еще один важный сибирский миф — это природа, бесконечные просторы, необузданная стихия, всякое такое. С приветом из мифологизированного сибирского леса к нам выходит блэк-металлический дуэт Grima, названный в честь выдуманного божества, сурового и хтонического владыки леса. Дуэт исследует свою территорию уже несколько альбомов подряд, и на «Rotten Garden» демонстрируют свою лучшую на данный момент форму — это размашистая, уверенно сыгранная и записанная пластинка, на которой Grima со знанием дела расширяет свой инструментарий: яростный и динамичный блэк здесь красиво и уместно прирастает фолковыми пассажами, нетрадиционными инструментами и прочими приятными дополнениями.


томск

Далеко не всем молодым сибирякам есть дело до поддержания жизни в мифе сибирскости в любом его проявлении — кому-то, наоборот, важней сказать, что в городах Сибири жизнь обычного молодого человека настолько же муторна и полна сомнений, как и в любом другом месте. Саша Огородников работает в этом направлении с подкупающей тотальной честностью — в его песнях, думаю, каждый узнает себя, причем даже с некоторой досадой, мол, надо же, как глубоко можно забраться в разговоре о том, что неприятно ноет где-то внутри. Музыкально Огородников довольно наглядно демонстрирует ту свободу, с которой молодые музыканты сегодня обращаются с границами жанров — это и рок, и рэп, и электронная музыка, и одновременно ни то, ни другое и не третье, а что-то свое, собранное на коленке, но работающее безотказно.


красноярск

Красноярцы из коллектива «Война эму» отвечают в нашем итоговом списке за экстаз. Их второй альбом — это песни молодости как времени переполняющей тебя энергии, музыка, которая гарцует и мчится вперед. Звучит «Мировая война» как эмо-панк, который внезапно открыл для себя прелести классического психоделического рока и никак не может перестать обращаться к его языку. Это музыка мелодичная, энергичная, ужасно драйвовая и подхватывающая тебя мощной волной какой-то ужасно позитивной энергии.


бийск

Еще одни умельцы совмещать разговоры о внутреннем и непростом с музыкой прыгучей и практически экстатической. «Superstrah» — альбом дебютный, но с самими музыкантами мы уже довольно давно знакомы; к дуэту Регины и Артема, составляющих костяк коллектива Mrzolin, присоединилась Ангелина, и так родился «Жабий камень». На альбоме Ангелина и Регина поют о страхах и сомнениях, о непониманиях и проблемах — но оформляют эти непростые разговоры в активные и прыгучие панк-песни, перегоняя негативную энергию непростого переживания в позитивную энергию ломовой и классной рок-музыки. Хорошее, полезное умение.


томск

Многие проекты, попавшие в нашу итоговую подборку, могут похвастаться своей способностью и готовностью открыто говорить о непростом и тяжелом — но проект томской исполнительницы Юлии Данкевич даже на этом фоне все равно смотрится смелее всех. Ее дебютный альбом — бесстрашная хроника многочисленных травм юной сексуальности, от которой временами становится без дураков жутко. Здорово, что у нас есть и такие голоса — способные вести разговор о том, о чем говорить тяжело, но совершенно необходимо.


омск

Своей экспериментальной сцены (в смысле объединения музыкантов и коллективов вокруг какой-то общей музыкальной идеи и совместно организованной деятельности) в Сибири сейчас нет, но это, к счастью, совсем не значит, что играть экспериментальную музыку тоже некому. Дело свободной импровизации, например, активно развивает сообщество музыкантов, сложившееся вокруг омича Дмитрия Лапутина и его лейбла Crumbwaves. Трио Flageda, что-то вроде флагманского лапутинского проекта на данный момент, альбом за альбомом ищет все новые формы воплощения для своих гитарно-перкусионных свободных импровизаций. На этой записи они разворачиваются в сторону тревожного шумового эмбиента и чего-то вроде дарк-джаза — получается не только свободно, но и довольно красиво.


томск

Еще одна форма существования экспериментальной музыки в Сибири — вот такие анонимные проекты, живущие только в виде странички в интернете с минимумом информации. Зато есть музыка, и она довольно классная — в данном случае это выразительный эмбиент для живой и шумной электрогитары.


красноярск

«Глушь» — важное слово этого итогового обзора; альбом «Печатной машины» начинается с номером под таким названием, а тут у нас целая группа с ним же. Но если омичи вполне не прочь пойти навстречу всяким мрачненьким и пугающим смыслам, скрывающимся в этом слове, то у красноярца Георгия Габриэльяна все немного иначе. Судя по этому размашистому эпосу его блэк-металлического проекта, ему глушь представляется местом величественным и магическим, чем-то в духе не то Толкиена, не то Хаяо Миядзаки.


новосибирск

Евгений Гаврилов завершил свой эпический эксперимент под названием «ХХ ХХ» — последние три года каждое 20-е число месяца у его проекта выходил новый клип, причем и музыка, и клип были полностью, с нуля сделаны именно за последний месяц. Саундтрек к этой затее раскинулся аж на три выпуска (вот первый, вот второй), и это очень мощная штука — этакая электронная симфония длиной в три десятка номеров, исследующая чрезвычайно обширную территорию, от напористо гудящих басов до бестелесного эмбиента с арфой. Интересно и то, что у Гаврилова абсолютно безошибочно считывается его индивидуальный почерк — при всех жанровых экспериментах все звучит абсолютно цельно, как единое полотно.


иркутск

Упаднический рэп, атакующий большую часть вопросов, вынесенных во вводную часть нашего итогового обзора, прямо лоб, с несколько даже пугающей степенью откровенности. Горькие и больные (с ударением на «о») размышления о том, кому в заснеженной сибирской провинции нужен и ты сам, и твое непонятное творчество, здесь положены на экспериментальный рок с особым, вывихнутым грувом, который создают басист и шумовик Дмитрий Абдусалямов и барабанщик по прозвищу «Рэттлснейк». Еще одна история о максимальной честности, превращающейся в отчаянную и отличную музыку.