Музыка для одинокого красного тепловоза: 14 альбомов октября

Горе, понты, бороды


Мы в «Мастерах Сибири» любим, когда сибирские деятели искусства объединяются и начинают делать что-то вместе. Октябрьский выпуск «Альбомов Сибири» начинается и заканчивается двумя совместными проектами, созданными в сотрудничестве музыкантов из разных сибирских городов — любопытно, кстати, что оба проекта были инициированы в Иркутске. Вот где, видимо, столица объединения Сибири, будем знать. Также отметим, что в этом месяце в рубрике уверенно дебютируют Минусинск и Норильск — которых раньше здесь не было представлено, разумеется, потому, что мы недостаточно внимательно смотрели, а не потому, что никакой музыки там до этого не было. В общем, несем вахту, смотрим внимательно, в том числе в ранее недостаточно исследованные стороны. Полет нормальный, продолжаем.

иркутск

Иркутская промо-группа Katarsis собирает друзей — на первой компиляции объединения, занимающегося двигательной электроникой, собрались 13 артистов из разных сибирских городов, от Иркутска и Красноярска до Новокузнецка и Ангарска. На повестке дня на этом альбоме — гиперинтенсивные ломовые ритмы; большая часть участников сборника практикуется в таком сверх-напряженном хардкор-техно, для описания режима исполнения которого идеально подходит булгаковское словечко «урезать». Это резкая, хищная, прущая напролом музыка, этакая помесь оголтелой дискотеки с пыточной — тем занятней, что для создания столь безжалостного музыкального переживания участники сборника периодически опираются то на цитаты из оперы «Князь Игорь», то на группу «Иванушки International».


омск

Очередное полотно от сольного проекта Дмитрия Лапутина. Отметим, кстати, что в сети доступна только, гм, сокращенная версия — вообще-то этот альбом распространяется на кассетах ограниченного тиража, на которых запись длится в три раза дольше. «Весенняя музыка» выдержана в ключе бесконечно расстилающегося шумового дроун-эмбиента — железнодорожная тема тут проявляется в том числе и в том, что периодически в наслоениях шума как будто бы можно расслышать специфический скрип колес по рельсам. Минуты за четыре до финала в короткой версии происходит внезапная трансформация — бесформенный дроун внезапно сменяется почти что психоделическим фолком, ясной и освежающей партией на акустической гитаре. Музыка такой кристальной ясности и простоты — вроде бы новое явление в творческой вселенной Лапутина; теперь ужасно любопытно узнать, в каком из представленных здесь режимов, тревожного шумового гудения или прозрачной акустики, выполнены остальные 60 минут кассетной версии «Весенней музыки».


томск

Разудалый металлизированный хардкор-панк от томских ветеранов жанра — самим «Душегубам» пока всего полдюжины лет, но их участники успели наиграться в куче коллективов до этого. С одной стороны, к своим избранным жанрам (панк, метал, хардор, взболтать, смешать) «Душегубы» относятся предельно олдскульно — суровые риффы, хриплый вокал, регулярно поддерживаемый отличными хоровыми выкриками, социальная критика снизу в текстах, все такое. Но в то же время внутри этой старорежимности группа находит достаточно пространства для множества интересных и веселых вариаций — музыка то утяжеляется до уровня почти что трэша или грувового хардкор-метала а-ля какой-нибудь Biohazard, то поддает дворовой разудалости при помощи уместно встроенного баяна, то находит место для лихих подмигиваний всему на свете, от Blur и The White Stripes до евродэнса и музыки из фильма «Гостья из будущего». В общем, тот самый случай, который демонстрирует что при наличии огонька и фантазии можно классно сыграть любую, даже не особо сложно устроенную музыку.


мурманск/новосибирск

Совместная запись музыкантов из Мурманска и Новосибирска, дребезжащий пост-апокалистический эмбиент, пересыпанный полевыми записями, словно обрывками голосов в радиоэфире, долетающих до нас неизвестно откуда сквозь выжженные глобальной катастрофой земли. Довольно занятно, как в музыке, столь категорически лишенной какой-то структурности, держащейся лишь на чередовании плюс-минус регулярно накатывающих звуковых волн, можно добиться такой атмосферной выразительности.


красноярск/новороссийск

Новая блэк-металлическая сага от Георгия Габриэльяна, руководителя проектов Gloosh и Eoront. Габриэльян понимает блэк в качестве этакого широкоэкранного эпоса, в котором должно найтись место всему, не только оглушающему шуму яростной битвы, но и захватывающим дух панорамам удивительной природы, тайнам волшебного леса, ужасу столкновения со сверхъестественными силами и прочим сюжетным составляющим хорошего, насыщенного фэнтези. Причем воплощаются эти штуки не столько в тексте (который, понятное дело, при привычных в жанре вокальных техниках все равно никому не разобрать), сколько именно в самой музыке, в композиции, в аранжировке. Песни Gloosh, размашистые и величественные, устроены довольно занятно — стартуя с чисто блэковых подходов, Габриэльян постепенно разворачивает свои номера вширь, устраивая такой звуковой аналог смены кинематографической точки зрения, когда безумная конная погоня сквозь дремучую чащу внезапно вырывается на слепящий глаза открытый простор. Собственно, похожим образом выстроен и весь альбом целиком — размявшись парой стремительных боевых номеров, к «Hexenring» Габриэльян разворачивается в полную силу и больше не смотрит назад.


барнаул

Барнаульский бэнд «Борода бабая» (сколько букв «б») представляется словосочетанием «хоррор-панк» — слушатель поподкованней в этом месте смекнет, что тут, скорее всего, не обойдется без могучей тени «Короля и шута». Загибаем пальцы — два вокалиста, скрипка, сюжетные песни-побасенки про пиратов, людоедов, сказочных персонажей и любовь с девушкой-вампиршей; все на месте, даже, в общем, слишком. В смысле, ну да, у любителей «КиШ»-а (а их, я уверен, немало) на этом альбоме вполне может случиться праздник узнавания — но тем, кому хотелось бы встретиться скорее с новой группой с индивидуальным почерком, нежели с коллективом, уверенно и лихо вписывающимся в понятную и четко очерченную другими нишу, будет, пожалуй, грустновато.


омск

Алексей Пасечник начинал когда-то с тягучего эмбиента, но пришел в своей музыкальной эволюции практически в точку, полностью ему противоположную — в такой солнечно-позитивный, мелодичный и цепляющий поп-рок с мелодиями и припевами. Может для того, чтобы стать по-настоящему народным поп-героем, покоряющим стадионы, ему немного не хватает выразительных вокальных данных, но соответствующий материл у него точно есть — легконогий, мелодичный, пружинистый поп-фанк, сыгранный с изрядной долей инструментальной виртуозности и периодически с обманчивой легкостью выбирающийся на сторону синти-попа. Невероятно легко представить эти песни в эфире какой-нибудь радиостанции или в саундтреке популярного кинохита — даже, в общем, жаль, что они (пока) не там.


минусинск

Подумалось тут, что блэк-метал нас немного избаловал почему-то ставшим типичным для жанра форматом «группа из одного человека». В смысле это же требует нешуточного мастерства и таланта — выдавать и на гитаре, и на ударных с той степенью интенсивности и виртуозности, что требуется по жанровому ГОСТу. Новый альбом минусинца Александра Нюрнберга как раз удачно об этом напоминает. Александр играет блэк с ударением на слове «метал» — у него плотный, напористый звук, акцентирующий и риффы, и ритмы, что дает музыке Empty Life ощутимую внутреннюю силу. Альбом вдохновлен непростым личным опытом музыканта, и, видимо, это что-то по-настоящему наболевшее добавляет ему убедительности.


иркутск

Новая запись иркутского музыканта Валентина Устюжина, исполнителя чрезвычайно плодовитого — это уже четвертый его релиз за год, и это если считать только те, на которых больше одной новой песни. На странице артиста к мини-альбому прилагается довольно страстный текст о том, как не стоит бояться необходимости бороться за свое душевное здоровье, но в музыке, по правде сказать, разглядеть депрессию и эмоциональное выгорание, которым альбом якобы посвящен, практически невозможно. Звучит все, наоборот, энергично и порхающе. Устюжин тут занимается таким акварельным письмом по танцпольным жанрам — заводит мечтательный хаус с грустной пианинкой (для верности номер даже называется «Грустная пианинка»), летучее техно или хрусткий IDM. Можно, наверное, сказать, что некоторые мелодические линии тут слегка мрачноваты, но этот настрой вполне компенсируется довольно бодрыми ритмами. Впрочем, заводить разговор о депрессии и эмоциональном выгорании — дело в любом случае полезное, даже если заводить его приходится на танцполе в клубе.


омск

Социально-ответственные панк-рокеры из Омска на новом альбоме проделывают какие-то симпатичные трансформации со своим звучанием. Из ансамбля, который раньше было удобней всего сравнивать с коллективом «Порнофильмы», здесь попер вдруг громогласный, почти блюзовый грув в духе кого-то вроде группы Clutch. Музыка стала одновременно мощней и пружинистей, в ней появился какой-то ехидный оттяг — мол, вокруг все не слава богу, и мы сейчас именно об этом споем, но под эти песни можно не только возмущенно и ритмично вздергивать кулак, но и поплясать тоже. Это интересное развитие событий, особенно для нашей не особо ритмичной страны, даже если его можно зафиксировать буквально в паре из пяти здешних песен. Будет круто, если KDRR подхватят это направление в своих следующих работах.


норильск

Басовитая инструментальная электроника IDM-овской школы, культивирующая ломаный, сложный, постоянно будто бы запинающийся грув. Если представлять себе техно музыкой прямых линий, то здесь рисуются какие-то сложные графики или геометрические фигуры — острые углы, неожиданные повороты, всякое такое. Главная особенность музыки конкретно исполнителя 1456 — наверное, такая весомая убедительность его басов и битов; ударные тут порой наступают примерно как армия гигантских роботов-завоевателей, а басы вибрируют так, словно мы находимся в бесконечной пещере. Интересно и то, что мелодически композиции 1456 порой уезжают в какие-то театральные, если не сказать цирковые стороны — не самое распространенное направление для подобной музыки.


барнаул

На новом альбоме барнаульского дуэта любопытно сходятся два музыкальных мира. С формальной точки зрения, барнаульцы вроде бы играют довольно привычный нововолновый пост-панк с оглядкой на восьмидесятые, причем не только жанрообразующие британские, но перестроечные позднесоветские — временами тут можно встретить песни, которые можно было бы счесть каким-то переходным этапом от группы «Форум» к группе «Звуки му» (ну, или в обратном направлении). В то же время эти песни Behrosth оформляет готическим, зафуззованным рок-звуком, будто бы подслушанном в каком-нибудь культовом европейском ужастике конца 70-х. Получается интересная комбинация — как будто блэк-металлический ансамбль пытается прикинуться на Хэллоуин перестроечной группой, но истинная сущность все-таки периодически пробивается наружу. Очень бодрит.


новосибирск

Минималистичные импрессионистские синтезаторные зарисовки, исследующие выразительные свойства различных сочетаний эффектов (и переключений между ними) на синтезаторе. С точки зрения композиции тут все довольно несложно, но ключевой выразительный фокус тут сосредоточен не на структуре и не на мелодии, а на постоянной трансформации самого звука. Это не сказать, что сильно неожиданный, но в данном случае чрезвычайно ловко реализованный подход. Массы синтетического звука тут гудят, воют, расслаиваются, в общем, живут какой-то весьма интенсивной жизнью, за которой довольно захватывающе наблюдать — по крайней мере, на 12-минутную альбомную дистанцию вполне хватает.


иркутск

Новый сезонный сборник от иркутского объединения U Sin, осенний. Темой в этот раз выбрано сотрудничество, поэтому каждый номер тут сделан как минимум двумя разными артистами. Такой подход как-то сразу расширяет жанровое пространство сборника — если предыдущие компиляции в основном работали с разными жанрами электронно-танцевальной музыки, то «Dualism Vibe» уверенно загребает шире. Тут есть и песенный поп, сплавленный с дабстепом, и лоу-файный хип-хоп, и гудящий около-индустриальный IDM, и том-йорковские цифровые арт-хаус песнопения. Интересней всего становится там, где толком и не разберешь, какими жанровыми ярлычками определять получившееся — в совместной работе «Дневной дозы дискомфорта» и Feel Death, где начинается что-то вроде отрешенного трип-хопа для бас-гитары, речитатива и шумов, или в заключительном треке от «Спирали времени» и Helmynthe, где друг в друга прорастают тревожный эмбиент и тяжкий гитарный дроун.

Подписывайтесь на нас в