Хаос, синтез, туалет


Все границы — в твоей голове, сообщают нам герои августовской подборки «Альбомов Сибири», радостно при этом хихикая, как хочется думать. Рамки отменены за ненадобностью, все, что угодно, может сочетаться со всем, чем угодно — метал с дабстепом, скандинавский фолк с сибирским, гитарная меланхолия инди-рока с методичным качем хип-хоповых ритмов. То есть если ты можешь выступить с убедительной защитой своего подхода, свести воедино одно с другим так, чтобы возникали новые связи, новое единое целое, сумма, которая больше простой постановки одного слагаемого рядом с другим — то все отлично, границ и правда нет, раз вот так здорово и интересно получается через них перепрыгивать. Это приятная мысль, и еще приятней встречаться с ее подтверждениями — в этой подборке их достаточно.

калачинск

Интересная история успеха — Nytt Land выступает на европейских фестивалях, выпускает альбомы на Napalm Records, одном из авторитетнейших европейских лейблов в области плюс-минус классического метала, и занимается этим всем, не покидая родного города Калачинска в Омской области с населением в 22 тысячи человек. «Ritual» — седьмой альбом коллектива, с годами сократившегося до семейного дуэта Анатолия и Натальи Пахаленко. Играют тут, как можно предположить по заголовкам («Кровь Севера», «Пламя Рагнарёка», «Svartravn»), такой условный скандинавский фолк, переосмысленный скорее в художественном, нежели традиционном для собственной культуры ключе. Тут тревожно отбивает шаманские ритмы разнообразная перкуссия, древние скандинавские языки сплетаются с сибирскими вливаниями в лице варганов и горлового пения, да и в целом царит атмосфера такого языческого действа где-то в лесу в свете костров и факелов. Судя по тому, что Nytt Land вполне тепло встречают в Европе и даже приглашали на фестиваль культур викингов, их версия скандинавского фольклора вполне приходится ко двору на тех землях, где появилась и сформировалась та культура, на которую дуэт опирается. С нашей точки зрения, музыка у Nytt Land получается яркая и захватывающая, драматичная и богатая.


новосибирск

Группа называется Missed, альбом называется Opportunity, но, кажется, читать это надо слитно — missed opportunity, упущенная возможность. История коллектива насчитывет 10 лет, но Opportunity — прощальный релиз, такое смахивание пыли с номеров, залежавшихся в архиве. Судя по этим трем трекам, Missed практиковали умеренно-эмоциональную гитарную альтернативу, где-то не полпути между альтернативным роком и пост-роком. Тут отчетливо считывается попытка выстроить эмоциональный нарратив композиции на основе инструментальных партий — не такая уж простая задача, с которой группа справляется вполне неплохо. Можно было бы поворчать о том, как грустно, что сибирские группы распадаются, но в данном случае история Missed продолжается скорее удачно — никто из бывших участников музыку не бросил, у всех есть свои новые проекты (мы, например, недавно писали о первом альбоме проекта Soyka, которым занимается басист Иван Филатов), так что вероятность услышать еще больше хорошей музыки от всех этих ребят весьма высока.


барнаул

Слова «туалет как целый мир», звучащие на этом альбоме, в равной степени относятся и к герою песни, и к самим ее исполнителям. Барнаульский коллектив — ветераны и старожилы жанра, который можно обозначить как «копро-панк». Здесь под достаточно нехитрую, но бодрую гитарную молотилку, примерно в равных степенях настоянную на панке, трэше и хардкоре, исполняются вздорные грубовато-хохмаческие песенки с несколько детсадовским тематическим фокусом на действиях и субстанциях, связанных с походом в туалет. Все по заветам Александра Лаэртского и группы «Сектор газа». Легко понять любого, кому туалетно-похабные побасенки «Казенного унитаза» покажутся возмутительными или отвратительными, но стоит отметить, что эту тематику коллектив развивает уже практически полтора десятка лет и до сих пор умудряется находить достаточно неожиданные подходы к теме, вплоть до остросоциальных. Это все, конечно, первостатейная ерунда, намеренно вздорная хохма — но в том, как давно уже взрослые люди не просто сохраняют приверженность столь низменной форме юмора, но и разрабатывают ее с точки зрения возможных сюжетов и тем песен, есть что-то, вызывающее неподдельное уважение. Какая-то классная верность себе и собственным идеям, даже если эти идеи дурацкие.


омск

На дворе уже осень, а у омичей-импровизаторов из Flageda, ребят чрезвычайно плодовитых, выходит всего второй альбом за год — подрасслабились парни как будто. Предыдущий (очень хороший) был выдержан в формате около-эмбиентного гитарного тления, а на этом трио Дмитрия Лапутина, Егора Федоричева и Антона Гудкова уходит в более резкое, кряжистое звучание — важную роль в этой записи играет торжественно и размеренно лязгающий бас. По традиции альбом состоит из двух размашистых номеров — на 24 и на 31 минуту. В первом трио берет неспешный, суровый, почти пост-металлический грув, периодически ухая в чистый эмбиент. Во втором музыка чуть свободнее гуляет из стороны в сторону, лавируя от водопадов обжигающего гитарного шума до более сдержанных, почти что томительно-джазовых пассажей.


иркутск

Музыкант иркутского сообщества U Sin Валентин Устюжин работает быстро и много — это уже как минимум четвертый с начала года раз, когда у нас есть повод поговорить о его сольных или коллективных проектах. Этот альбом сам Устюжин называет «признанием в любви» — к кому или чему, правда, с ходу не разобрать, но некоторый эмоциональный посыл, стоящий за этим набором треков, считать, действительно, вполне можно. Музыкант заводит на этом альбоме летучее атмосферное техно IDM-овского толка — музыку достаточно минималистичную в своем композиционном устройстве, часто полагающуюся на цикличную форму композиции танцпольной электроники. Форма эта предполагает скорее наметку мелодических тем и бесконечное их повторение, нежели какое-то развитие. Но в то же время Устюжин регулярно отходит от танцевальной целеустремленности — поджарые танцевальные конструкции из упругих басов и драйвовых битов тут и там расцветают вполне атмосферными мелодическими зарисовками в духе какого-нибудь Aphex Twin. Главная жизнь в альбоме — именно в этом контрасте танцевально-техногенной линии и более воздушных устремлений.


омск

«Я сожгу твои кроссовки» — хорошая, очень образная строчка для песни о том, как в романтических отношениях все пошло не так. Омский квартет довольно точно умеет фиксировать такие пиковые эмоциональные моменты в жизни обычного молодого горожанина, а вот саундтрек для этих моментов интересно меняется. Начинали «Дни» с грустного около-«Буерак»-овского пост-панка на двоих под драм-машинку, но потом у них в составе появились барабанщик и гитарист, и музыка сразу стала живее, подвижнее, энергичнее. Новый альбом — работа группы, которой совершенно очевидно в кайф играть вместе, с ударением на слове «играть». Эта музыка уже не исчерпывается фиксацией написанных песен в правильно подобранных аккордах, она ширится и дышит, прирастает инструментальными партиями, дополнительными инструментами и гитарными соляками, пускается вскачь, останавливается и запускается снова. Эта очень славное и интересное развитие — можно сказать, что музыканты на наших глазах, альбом за альбомом, осваивают мастерство игры и растут в нем, и мы видим результаты этого роста.


барнаул

Мы уже не раз говорили о том, как для молодых музыкантов размываются границы между рэпом и роком — и вот очередной проект, демонстрирующий этот процесс. Артему Сахарову шестнадцать, и на третьем альбоме своего проекта «Y11» он полу-читает полу-поет под меланхоличный гитарный рок — что-то подобное, наверное, может получиться, если «Пошлая Молли» проснется утром грустной с похмелья. Интересно тут в первую очередь вот что — что меланхолия не столько создается при помощи медленных и грустных песен балладного типа, сколько пронизывает и подминает под себя вещи, по своей конструкции призванные быть драйвовыми, напористыми, танцевальными. Впрочем, есть и номер «Мы», сделанный в довольно бодром, дворовом ключе.


томск

Это первый альбом томича Святослава Солнцева, на котором все песни исполнены на русском и принадлежат перу самого исполнителя. У Солнцева любопытный подход — вышел он, судя по его предыдущим записям, из такого ласкового инструментального хип-хопа, задумчивой и ритмичной музыки. На альбоме же, в полном соответствии с названием, звучат именно песни — Солнцев опирается на музыку, держащуюся на ритмах, и идет дальше, туда, где начинается чистосердечная рефлексия, тонкие и сложные эмоции, грустные гитарные аккорды. Получается такое пост-Radiohead-овское звучание, имеющее в виду одновременно и гитарный рок, и что-то электронное, но собирающее из элементов того и другого что-то свое, особенное. Здесь есть и меланхоличные хип-хоп биты, и многократно укутанная эффектами гитара, и заспанный эмоциональный вокал. Солнцев соединяет все это довольно гармонично, создает единое звуковое полотно, где все элементы работают на итоговую эмоцию такого загрустившего под утро человека, который меланхолично размышляет о том, зачем это все вообще. К тому же исполнитель довольно здорово работает с масштабом собственных звуковых конструкций — его песни, как правило, растут, ширятся, прорастают различными звуковыми деталями, раскрываются изнутри, как цветок или восходящее над горизонтом солнце. То есть тут есть интересная дуальность — поется, с одной стороны, грустно и о грустном, но музыка при этом явственно дает понять, что все будет хорошо, вот же солнце встает, слышишь. Красивый маневр.


омск

Внезапный концертный привет от вроде бы почившего омского проекта — паблик «ВКонтакте» у них, по крайней мере, со времен нашей последней встречи успел сгинуть. Этот альбом — запись живого выступления в клубе «Поминки» (тоже, кстати, почившем), двадцать пять минут странно-вязкого гитарно-барабанного варева. Словно эмо-панк сначала основательно замедлили, потом обширно обработали наждачкой, содрав с него всю возможную защитную и декоративную поверхность, замешали с блюзом, стоунером и блэком, а затем щедро залили сверху сосновым дегтем, в котором это все обреченно пытается ворочаться. Тут проворачивается любопытный маневр — это довольно непросто устроенная с композиционной и исполнительской точки зрения музыка, но в то же время она сыграна и записана так, что производит впечатление какой-то единой физической субстанции, возможно, естественного происхождения. Этот тягучий и тянущийся характер — самое интересное свойство музыки «Головы отца», в нем чувствуется что-то подлинное, больное, экзистенциальное, что-то, что не дает покоя и не отпустит.


тюмень

По возрастному принципу мы не дискриминируем — в копилку к проекту 16-летнего барнаульца Артема Сахарова отправляется и альбом 14-летнего (по крайней мере, так указано на его личной странице в ВК) тюменца Даниила Ивашина. Жанр происходящего на этой записи на страничке «Субботнего сумо» указан очень мило — «танцевальное эмо». Ивашин действительно пишет хлесткие эмоциональные песни, формально отсылающие куда-то к эмо-панку, но исполняет их затем с приятной прыгучей энергией. Музыкально получается звучание ближе не столько к прямолинейному эмо, сколько к какой-нибудь группе Foals, с которой Ивашина, кстати сказать, роднит манера гитарной игры — игре аккордами он предпочитает тонкую и затейливую нотную вязь, с которой справляется просто мастерски. В плюс идет и некоторая легкая абстрактность текстов — так получается музыка живая, затейливая и приятно воздушная, ловко сохраняющая эту легкость и в звучании, и в содержании песен. Хочется думать, что эволюция у проекта Ивашина будет примерно такая же, как у группы «Конец солнечных дней» — что рано или поздно ему на пути попадутся инструменталисты, соответствующие его уровню гитарного мастерства, и вместе у них получится группа, сшибающая крыши на раз.


новосибирск

Еще один пример свободной работы с понятием жанровых границ. Новосибирский коллектив The Ear обращается одновременно и к гулкой плотной электронике, выращенной на благодатной пульсирующей почве дабстепа, и к жесткому, металлизированному гитарному року. Хотя традиционно такие жанры принято разводить, The Ear видят между ними параллели и сводят эти черты вместе, создавая этакий кибер-гибрид — причем с каждым релизом запаивают швы между составляющими все более ловко и гладко, так, что их практически и не заметить. Раньше их музыка существовала в хаосе столкновения противоборствующих подходов, а теперь все переплавилось в единую материю, в которую The Ear все активнее и ловче встраивают человеческий голос, куплеты, припевы, речитативы приглашенных вокалистов. Это прямо тот случай, когда интересно изучать саму эволюцию звучания коллектива, наблюдать на примере, как из хаоса рождается синтез.

Подписывайтесь на нас в