Лето, беззаконие, православие


Судя по июльской подборке «Альбомов Сибири», главный инструмент сибирского лета — гитара. В представленных здесь альбомах ее можно встретить во множестве контекстов сразу, как ожидаемых, так и не очень — дрим-поп, эмо-панк, хип-хоп, блюз-рок, свободная импровизация, полуночный эмбиент, пересказ истории исхода евреев из Египта. Уровень владения инструментом тоже приятно разнится — есть и простейшие дворовые аккорды, и задорный панковский шум, и кондовые рокерские соляки, и даже случай, когда одной-единственной гитары хватает для создания многослойного звукового полотна. Инструмент на все случаи жизни, короче говоря. Начинающие гитаристы, имейте в виду — с гитарой можно творить великие дела, не бросайте заниматься!

иркутск

Новый сезонный сборник музыки от иркутского объединения U Sin, специализирующегося на всевозможной, в основном около-танцпольной электронике. В этом выпуске видно, как у организаторов ширится масштаб, как в плане количества участников, так и их географии — здешний 21 трек создан усилиями музыкантов из 9 городов, в том числе Барнаула, Красноярска и Новосибирска. В основном летнюю тематику участники понимают как что-то воздушное, летучее. Здесь звучит умеренно упругая танцевальная электроника, по большей части сохраняющая некоторую задумчивость, пунктирность; словно танцевать под нее надо не в темном клубе, а где-то на открытой веранде с видом на водоем и закат. Впрочем, имеется и драматургия — по мере продвижения «Summer Vibe» становится мрачнее, напористее, басовитее — видимо, сценарием этого конкретного летнего вечера таки предполагается постепенное перемещение с веранды в клуб после заката. В принципе, сборник вполне работает и как диджейский микс — в том смысле, что наличию каких-то заметных пиков индивидуальных композиций составители предпочитают общее гладкое и единое течение целого.


барнаул

Смешно думать, что когда-то и исполнители, и почитатели рэпа и панка искренне и истово считали, что их музыкальные культуры находятся в некоторой оппозиции друг к другу. Сегодняшние музыканты без малейших проблем ставят между жанрами знак равенства — так делает, например, барнаульский коллектив Koma Long, на альбоме которого под заголовком «Панк-рок для пацанов» скрывается этакий расслабленно-хохмаческий хип-хоп, снабженный максимально прямолинейными гитарными аккордами. В принципе, все понятно — это музыка для пацанов во дворе, и сегодня ее невозможно представить без речитатива и битов; Koma Long, получается, просто сводят в одном звуке сразу две дворовые традиции. Панк-рок тут тоже есть, но он представлен в таком предельно лобовом, дворово-расслабленном виде — в первой же песне передается привет минской группе «Леприконсы» (ну, той, что «Нам с тобою было супер»), а весь альбом барнаульцев пронизывает эта свойственная белорусам интонация песен о наболевшем простого дворового пацана, одновременно изъясняющихся максимально доходчивыми словами и звуками и самую малость над этой простотой подтрунивающими. Они ржут над собой, начиная припев песни со строчек «Миллионы девочек мечтают обо мне», иронизируют над собственным творчеством, трудностью отношений, невозможностью заработать деньги и вездесущими силовиками и делают это с каким-то неряшливым обаянием. Это, в общем, максимально несложная музыка, но за этой простотой чувствуется тонкое понимание собственного метода и достигаемых с его помощью целей. Пацаны, короче, одобряют.


томск

Нервный русский рок томского коллектива «Ларъёган» напоминает, если сильно обобщить, какую-то очень хорошую и интересную версию молодой группы «Сплин» тех первых альбомов, когда они еще не решили приспособить для своих нужд брит-поповские гитары (причем местами получается даже получше, чем оригинальный молодой «Сплин»). На новом мини-альбоме этот саунд интересно прорастает новыми влияниями. Прорастает именно травой через асфальт, как бы сквозь основную ткань музыки — примерно так электроника проникает в тело открывающего номера «Эдельвейс». Впрочем, если продолжать эту ботаническую метафору, то фолк сквозь «Дублин» прорастает уже целым цветущим кустом, а «Твой любимый мячик» поочередно оплетается побегами то эмбиента, то карнавала этнической тематики, то вовсе чего-то цыганского. Очень интересная работа, демонстрирующая нам группу, уверенно продолжающую развиваться.


омск

За следующим примером спайки хип-хопа и панка не понадобилось далеко ходить — как удачно. Обычно под вывеской «Домашняя дискотека» омич Дмитрий записывал бодрый лоуфайный хип-хоп, а на этом альбоме обращается к сырой панковской гитарной энергетике — тут жужжат шумные гитары, передающие привет то Nirvana, то землякам Дмитрия из «ГО», речитатив регулярно срывается на крик, и типичные проблемы взрослеющего молодого человека эти песни обрисовывают со страстью и отчаянием. Дмитрий довольно любопытно развивает возможности своего голоса (периодически кажется, что читают/поют/кричат на альбоме разные люди) и неплохо осваивает интонацию такой отчаянной искренности на разрыв — как-то сразу слышно, что эти песни пишет человек на пороге двадцатника, неуютно ворочающийся в тесной реальности провинциального города. Хорошо, когда у ребят, переживающих что-то такое же, есть идеально соответствующий их переживаниям саундтрек.


иркутск

На своем третьем альбоме иркутский коллектив интересно расправляет крылья — не зря, видимо, в названии фигурирует птичка. Базовый метод остается тем же — альтернативный гитарный рок, построенный на пост-панковских песенных структурах и звуковом импрессионизме дрим-попа. Но в этот раз материал интереснее, богаче, смелее. Песни замедляются, убыстряются, теряют и приобретают в интенсивности — группа успевает отвесить поклон The Cure, включить на несколько тактов диско-ритм и выехать в грозный гитарный шум за какие-то пару минут. Интересней и тоньше становится работа и с композицией, и со звуком — одна песня скрывается за облаком отлично выстроенного гитарного звука, в другой, наоборот, на авансцену выезжает отлично подзвученный упитанный бас. В общем, группа сохраняет верность своему звучанию, но в то же время совершенно очевидно растет.


новосибирск

«Эмо-панк из культурных гаражей Академгородка» — так пишет о себе группа «Стало скучно» на своей страничке. Чуть повышенный, чем в среднем по жанровой палате, уровень культурной подкованности действительно можно заметить в некоторых жестах группы: например, в заголовке «Термидор» или периодических отсылках к мировой литературе и греческой мифологии в текстах. Если судить по «0509», то играть эмо-панк в гаражах новосибирского наукограда принято сыро, отчаянно, но в то же время довольно интеллигентно — «Стало скучно» дерут глотки и рвут струны с положенной в жанре страстностью, но остаются при этом в основном на светлой стороне бытия, и в содержательном, и в музыкальном плане. «Эмо» в эмо-панке ведь от слова «эмоциональный» — и эмоции у «Стало скучно» интенсивные, но не слишком деструктивные, даже когда в песнях идет разговор о том, как непросто жить. Это порядком подкупает.


красноярск

Красноярский импровизационный ансамбль The Warp изучает архивы и достает запись, сделанную три года назад для саундтрека фильма с неотразимым названием «Беззаконие в Абазе». В фильме, сделанном местными производителями лонгбордов Basic Longbords, райдеры гоняют на досках по дорогам Хакассии под музыку разных красноярских команд. От The Warp в итоговый фильм вошло всего несколько минут музыки — в итоге они решили выложить импровизацию целиком. Здесь восемь частей, которые длятся от 2 до 14 минут, и выполнены они в основном в режиме такого гулкого импровизационного нойз-рока довольно свободных форм. Ритм-секция прокачивает какой-нибудь неспешный ритм, а гитаристы и саксофонист наслаивают на этот качающий костяк различные шумы. Временами начинается спазматический фри-джаз, временами повествование проваливается в этакие звуковые черные дыры отсутствия ритма, временами гитарный шум сгущается до несколько пугающей плотности — как будто на наших глазах громкий и разболтанный краут-рок переплавляют в столь же свободный в плане музыкальных структур сладж-дум. Эта трансформация огромных пластов звука, ворочающихся внутри импровизаций The Warp практически как тектонические плиты внутри земной коры — главный смысл музыки коллектива.


томск

В рамках своего многолетнего проекта «Звезды» Геннадий Квитков практикуется в пульсирующем синтетическом звуке, этаком песенном пост-панке, разогнанном при помощи синтов до напористых танцпольных номеров. Его новый проект «Домашние животные» — своего рода попытка обнулиться и начать с чистого листа с максимально доходчивой гитарной музыки. Первые четыре песни группы — это шершавый и напористый альтернативный рок, сыгранный с панковской напористостью. Где-то в ДНК коллектива можно найти, например, группы Pixies и Placebo, только доведенные до такого максимально упрощенного состояния, где нет никакой художественной выразительности, а остается только чистая усиленная эмоция, воплощенная в смачно жужжащих гитарных аккордах. Тематически «Животные» разбираются с темой не самой удачной любви, и делают это с такой ядовитой ироничностью в адрес собственного лирического героя и его непростой ситуации. Главное, что удается новой группе — это шумная напористость подачи своей нехитрой, но действенной музыки; к финальному номеру «Алиса», изобретательно и смешно передающей привет группе «Секрет» (и группе Placebo), они достигают внушительной плотности и громкости звука. В этом новом направлении Квиткову еще точно есть, что развивать дальше.


новосибирск

Дебютный мини-альбом новосибирской группы, название которой расшифровывается как «Ульяна и еще три». Ульяна — это первокурсница Ульяна Засорина, вокалистка и основной автор группы; она сочиняет милые и трогательные песни про любовь и всякое такое, а группа оформляет их в бодрый поп-рок и тающий дрим-поп. Получается безобидная и симпатичная музыка, которой немножко не хватает какой-то внутренней драмы, как будто эти песни были написаны просто потому, что могли быть написаны, а не потому, что не могли не быть (надеюсь, вы улавливаете разницу). Хотя по некоторым песням этого мини-альбома слышно, что хорошие идеи у «Утри» вполне есть — есть, например, песня «Когда ты улыбаешься», во внешнее романтическое благолепие которой регулярно (и очень смешно) вклинивается некоторый макабр, а также прекрасный трепетный номер «Со дна», намекающий, что самое интересное будущее может ждать «Утри» в направлении музыки медленной, хрупкой и предрассветной.


томск

Редкий зверь в наших краях — православный метал, причем сразу с концептуальным альбомом, являющимся прямым пересказом Книги Исход. Приятно, что и в рядах православных вполне можно встретить людей, способных не только скептически относиться к стародавним предрассудкам о том, что металлическая музыка является орудием темной стороны, но и прибегать к элементам блэк-метала, движения, антирелигиозные настроения которого в конце ХХ века воплотились в физической реальности в наиболее жесткой и буквальной форме. Музыкальный подход проекта «Господь» обставлен так — вокал, чередующий торжественную, церковную манеру пения с блэковским хриплым выкриком, встраивается в не менее торжественный среднетемповый метал готических настроений, балансирующий где-то между думом и блэком. Когда музыка вступает, она звучит могуче, сочно, внушительно, плотно — но дальше есть такой нюанс, что большинство композиций «Господа» не особенно торопятся развиваться. Выехав на нас в определенном темпе со всей своей внушительной торжественностью, каждый номер затем продолжает свое размеренное движение в том же самом режиме, в котором начался. Не исключено, что собственно музыка для участников проекта — не столько цель, сколько средство, способ рассказать важную для них библейскую историю новой аудитории; она не должна быть самостоятельным нарративом со своей внутренней структурой, а призвана выполнять роль правильно организованной рамки. Как человек, поставленный сюда разбираться в первую очередь именно с музыкой, констатирую — как рамка это хорошо, но для того, чтобы слушать этот альбом именно как музыку, в нем все-таки маловато музыкального содержания.


омск

Этим летом нам везет на плюс-минус положительно настроенный эмо-панк. Возможно, штука в том, что омское трио «Илу!» воспевает в основном романтические отношения, в том числе и на этапе завершения, но в любом случае их нервному гитарному звону свойственно какое-то особенное, светло-меланхолическое настроение. «Уйти в закат, но не бежать, а просто идти» — поется в одной из здешних песен, и это отличное описание творческого подхода «Илу!»; перед нами драматичная, интенсивная музыка о драматичных, интенсивных переживаниях, которая дана при этом не столько агрессивно, сколько слегка задумчиво, размыто. Не до уровня тотальной потери драйва, а только лишь в некотором его приглушении, достаточно заметном — из которого регулярно вырываются моменты на разрыв, как, например, припев «Прощальных слов». В любом случае, у «Илу!» приятно легкая рука, и это уже выделяет их среди множества соратников по жанру — а когда они начнут внедрять побольше таких небанальных по жанровым меркам аранжировочных решений, как труба и электроника в «Руинах», станет совсем здорово.


томск

Саундтрек к бессонной ночи, как указано в описании альбома, эмбиент, собранный в первую очередь из гитарных шумов. Впрочем, есть и центральный номер «Томск, ночь», представляющий собой получасовую полевую запись того, что вынесено в заголовок трека. Остальные вещи состоят в основном из гитарных зарисовок, и тут есть интересный аспект — перед нами эмбиент, музыка гипнотическая, атмосферная, тягучая, но в то же время исполнена она в данном конкретном случае с заметной внутренней интенсивностью. Тут не случай, грубо говоря, музыканта, который раз в пару минут передвигает пальцы с одной клавиши синтезатора на другую — здесь именно что играют, создают плотные гитарные партии, закольцовывают их, исполняют поверх новые, работают с фидбеком, формируя его, направляя в нужное русло. Иначе говоря, это эмбиент, который создается практически при нас, мы слышим ту постоянную активность музыканта, которая создает для нас полотно оплетающего звука, и это классное сочетание. Примерно так работают волны — с одной точки зрения, их постоянное накатывание на берег абсолютно одинаковое, монотонное, а с другой, внутри самого процесса постоянно происходят какие-то индивидуальные изменения.


новосибирск

Когда включаешь альбом с дерзким названием «Против правил» и слышишь открывающий его гитарный запил, начинается легкий когнитивный диссонанс — кажется, момента в мировой культуре, когда подобные блюз-роковые запилы могли бы считаться идущими против каких бы то ни было правил, не было в принципе никогда. На повестке дня у новосибирцев — мелодичный песенный рок, сделанный по принципам плюс-минус 40-летней давности; грубо говоря, что-то среднее между кондовой классикой западного рока в духе каких-нибудь Bad Company или Journey и группой «Воскресение». Можно также уловить нотки, знакомые по песням земляков группы из «Калинова моста», и некоторую периодически накатывающую толику пост-гранджевой тяжеловесности, усиливающуюся заметным сходством голоса Михаила Малахина с голосом Чада Крюгера. Это подчеркнуто, даже несколько упрямо старомодная музыка, и West Air исполняют ее с видимым удовольствием. Лучше всего получается, когда группа начинает подчеркивать блюзовые корни своей музыки, уходя в такой барный блюз-рок в духе Криса Ри или Марка Нопфлера, в комплекте с правильно разболтанным пианино и даже саксофоном. Такие грувовые и пружинистые песни удаются West Air лучше вещей, у которых припевы держатся на тяжеловесных пост-гранджевых аккордах.


томск

Первый полнометражный альбом томских металлистов — концептуальное полотно о путешествии покинувшей бренное тело души сквозь загробные миры различных мировых культур. Интересно сравнивать его с работой земляков из группы Gospod — как превращать в захватывающее путешествие и музыку тоже, Rough Man’s Snivel как раз понимают отлично. Они тоже умеют создать ощущение эпичности, играть так, что в музыке передается ощущение от неотвратимого накатывания на тебя какого-то гигантского и непостижимого объекта — но в то же время им подвластно и множество других режимов музыкальной выразительности. Их песни рвутся вперед трэшовым галопом, меняют темпы, сворачивают с траектории, по которой летели на тебя, чтобы вроде бы подуспокоиться, и потом снова выскакивают откуда-то сбоку. С не меньшей легкостью чередуются жанры — за хардкорной бойней начинается мелодичный психоделический пассаж, откуда группу уносит в блэковую молотилку, вслед за которой накатывает эпический сладж. Даже в самые размашистые здешние моменты Rough Man’s Snivel играют с напряженной целеустремленностью воинов, прорывающихся изо всех сил сквозь ряды неприятеля на поле боя. Из-за этой энергичности порой даже возникает забавное ощущение, что музыкантов немножко выносит из рамок собственных композиций, что они вбивают столько энергии в свои инструменты, что возникающий от этого интенсивный шум не вмещается в песню, переливается через край, кипит и пузырится. Мощная и разносторонняя работа.


новосибирск

Четыре новых песни от новосибирского коллектива, внедряющего заспанные дрим-поп мелодии в ритмичный электронный поп. В новых вещах общий коэффициент сомнамбулического в музыке группы продолжает расти — хотя одна песня и называется «Антидепрессанты», общий эффект тут скорее обратный. Электронный бит не то чтобы окончательно замедляется, но берет такой средний, не особенно танцевальный темп, а все остальные решения в аранжировке работают не столько на бит, сколько на эту специфическую замедленность. Получается интересный, немного контринтуитивный эффект — музыка для сюрреалистической дискотеки, которая разворачивается в замедленном воспроизведении.

Подписывайтесь на нас в