По левую сторону парк, по правую гаражи: 10 альбомов февраля

Свечения, мерцания, солнечные паузы


Есть такой творческий принцип — «больше значит меньше». Он сообщает нам о том, что для достижения нужного результата в искусстве необязательно нужно много элементов. Новый выпуск рубрики «Альбомы Сибири» складывается этакой иллюстрацией этой мысли — большинство задействованных в этом материале артистов так или иначе намерены встать под знамена минималистичного, лаконичного подхода к своей музыке. Февральским героям меньшего действительно в основном хватает. Есть, впрочем, и нюансы — в них тоже попробуем разобраться.

новосибирск

«Ходят добрые люди всю жизнь по улицам страшным», — проект группы Ploho по воплощению в жизнь некоего среднего арифметического вида пост-панка российской провинции живет и здравствует. Строгие и отрешенные песни Ploho, с одной стороны, сделаны как будто по самым общим лекалам жанра. С другой, новосибирское трио впускает в эту суровую схематичность ровно столько красоты, чтобы в песнях все-таки появлялась какая-то собственная, уникальная эмоция. Вот это сочетание добрых людей и страшных улиц из цитаты хорошо отражает общий подход Ploho — как человеческое тепло с трудом, но все же умудряется выживать среди вечной российской безнадеги, так и они поддерживают какое-то тускловатое, но стабильное свечение внутри своих на первый взгляд мрачноватых песен.


томск

Томское трио на своем четвертом альбоме хранит верность такому немножко ортодоксальному хард-рок-звучанию — могучие риффы, море грува, яркие и мелодичные вокальные линии. По звучанию Dak Houze держатся довольно близко к стоунеровской ветви многочисленных последователей Black Sabbath, но с точки зрения песен склоняются скорее к чистому мелодизму кого-то вроде группы «Воскресенье». Это немного непривычное сочетание, но в исполнении Dak Houze оно вполне работает — музыка получается несколько старомодной и наивной, но трио преподносит эту старомодность и наивность с такой энергией и увесистостью, что получается даже свежо.


новосибирск

Такое название альбома новосибирской команды тянет интерпретировать в этаком киркоровском духе — мол, лучшее, любимое и только для вас. Лучшее и любимое для «Обычных подозреваемых» — это размашистый альтернативный рок с красивостями, подсмотренными в разных соседних жанрах; мерцающие гитарные полыхания пост-рока, мягкие лапы ритмов психоделического рока, моментально узнаваемые фортепианные аккорды поп-песен. Немного The Verve, немного Coldplay, немного Lumen, немного Tequilajazzz — на последних есть даже кавер, с которым они справляются достаточно уверенно, даже в контексте мысли о том, что играть песни Tequilajazzz без ритм-секции Федоров-Воронов так себе затея. Встать на равных с любыми из вдохновителей — пока задача на вырост, но движутся к этой цели «Обычные подозреваемые» вполне уверенно.


томск

Смешное название — «Солнечная пауза» — в случае этого мини-альбомчика вполне оправдано. Томский музыкант Евгений Дорогань работает в жанре синтезаторного ретро-вейва, сочиняя приятные и атмосферные электронные пьески в узнаваемом синтетическом звучании а-ля 80-е. В подобном саунде обычно любят давить на такую кнопочку светлой меланхолии в душе слушателя, и в этом проекте это получается особенно здорово. Этот коротенький мини-альбом и правда звучит как идеальный саундтрек для того, чтобы задуматься о своем, сидя на подоконнике и глядя в солнечное небо за окном. А пауза — это потому, что музыки тут всего на 10 минут.


новосибирск

Дебютный альбом новосибирского дуэта исследует формат такого рукотворного инди-попа про жизнь в городе. С точки зрения устройства эти песни вполне могли бы быть воплощены в этакий меланхоличный и минималистичный пост-панк, что-то в духе группы «Буерак». Но в плане саунда «Нефтепровод» идет другой тропой — танцуют вокруг электронного бита, усложняют ритмику, совмещают трэп с гитарным жужжанием пост-рока, а вальсы — с нервной синтетической пульсацией. Получается инди-поп под знаменитым кэрроловским девизом «Все страньше и страньше» — как будто группу «Буерак» (простите, что опять) засосало во вселенную группы «4 позиции Бруно». «Нефтепровод», впрочем, сохраняют достаточно открытости миру, чтобы не скатываться в такую же лютую мифологизацию всевозможных задворок, как у «4ПБ» — они, конечно, поют про улицы и микрорайоны, но в их более романтично настроенной вселенной микрорайоны существуют для того, чтобы касаться макушками края небес.


томск

Дебютный мини-альбом томской девушки Арины Листратовой, практикующей минималистичное индустриальное техно. С одной стороны, это довольно небогатая на события музыка — но с другой, Арина довольно точно умеет пользоваться сознательным минимализмом своих звуковых конструкций. Это музыка точных движений и воздействий, рассчитанная на подготовленного слушателя — того, кому не будет скучно пережидать четыре минуты размеренного рокота компрессорного электронного баса в ожидании момента, когда в угрюмой тьме ритмичных пульсаций мелькнет что-то, похожее на проблеск мелодической темы. Впрочем, интересней всего получается, когда Арина перестает изъясняться лаконично — как, например, в номере «Inside Out», в какой-то момент чудесно накрываемом хаосом жужжащих синтезаторных линий. То есть лаконизм этого альбома — не только освоенный собственный язык, но и стартовая площадка для чего-то большего.


барнаул

Новый мини-альбом отличной барнаульской группы с любопытной структурой — четыре номера продолжительностью от двух до семи минут сыграны, как единое полотно. Что «Ресентименты» рано или поздно двинутся в прогрессивно-концептуальную сторону, было, в общем, понятно по тому, как одновременно задорно и витиевато они играли на своей дебютной пластинке. «Жизнь», впрочем, вполне сохраняет тот же баланс легкой претенциозности и драйвовой подачи — перед нами группа, заинтересованная в первую очередь не в том, чтобы любоваться красотой и сложностью собственных партий, а в том, чтобы огненно лететь вперед. Первые 10 минут «Жизни» выдержаны в довольно напористом, чуть ли не краут-роковом темпе, а в 7-минутном финале начинается что-то вроде рокабилли вестерн-тематики, которое прорастает изменчивой кодой, набухающей грозным шумом, а затем переходящей в этакий тающий режим. Приятно, когда второй релиз подтверждает, что нет, на первом нам не показалось — это отличные ребята.


новосибирск

Про прошлый альбом новосибирского музыканта, скрывающегося под вывеской Young Tribe, мы несколько месяцев назад писали вот что: «Не то техно на полпути трансформации в индастриал, не то индастриал, зафиксированный в незаконченном процессе сбрасывания всего лишнего, что мешает обернуться конструктивистским техно». Новая запись сигнализирует — верен скорее второй вариант; по крайней мере, на «War of Tin» это процесс трансформации все больше подтягивает Young Tribe к аскетичной прямолинейности техно-ритмов. Музыка становится суше, трескучей, лаконичней — хотя некоторая индустриальная зазубренность саунда время от времени все же возвращается. Прямо сейчас есть ощущение, что в прошлый раз выходило поинтересней, но в то же время понятно, что процесс изменения саунда Young Tribe еще не закончен; посмотрим, что будет дальше.


красноярск

Лейбл Нины Кравиц «Трип» считает, что красноярский техно-музыкант Рома Цукерман — «самый триповый» артист их каталога. Его новый альбом, вышедший на «Трипе», устроен довольно любопытно — в том смысле, что тут можно разглядеть и ту самую триповость Ромы как музыканта, и то, на фоне чего она становится очевидной. Альбом как бы движется задом наперед, от детализации к минимализации — Цукерман делает тут сосредоточенное пульсирующее техно, но словно стремится показать вместимость этого саунда, то, насколько его можно насытить самыми разными звуками без особых потерь для общего сосредоточенного вайба. Начинает он, по крайней мере, с номеров, в которых живет целая вселенная микрозвуков и пульсаций, нарезанных в окрошку голосовых сэмплов, но постепенно движется в сторону монохромного двигательного минимализма, где остаются только басы и биты. Но и с этим ограниченным набором приемом Цукерман делает треки живые и энергичные.


новосибирск

Новые три песни от проекта новосибирского музыканта Сергея Гусельникова с десятилетним стажем. На повестке дня — многослойный пост-рок, изобилующий гулкой и грозной красотой. Композиционно эти вещи в основном устроены довольно предсказуемо, но Гусельников берет не столько композицией, сколько исполнением. Здесь, во-первых, довольно здорово и детально проработан звук, со множеством гитар, в том числе и акустической, пианино и всем таким. А во-вторых, когда номера So Far as I Know выбираются на положенное по пост-роковому ГОСТу шумовое крещендо, все равно придавливает будь здоров. Особенно в титульном номере «Breach», где Гусельников использует ловкий трюк — ровно в ту секунду, когда композиция по всем законам должна выйти на самый пик, он на секундочку убирает барабаны, от чего возникает внезапное ощущение невесомости. Два остальных номера сделаны совместно с вокалистами и исследуют разные стороны творчества So Far as I Know — в «Lockdown» с Игорем Шапранским практикуется мелодичный альт-рок на грани металла в духе каких-нибудь A Perfect Circle, а дуэт с Дарьей Шаховой «Polaris» движется в сторону балладной красоты под акустическую гитару.

Подписывайтесь на нас в