Байкеры, студенты, мертвецы


После всего того, что нам преподнес 2020-й, нет ничего удивительного в том, что в 2021-й мы все всматриваемся в несколько напряженном ожидании. Если вам хочется какого-нибудь знака относительно того, что нас ждет дальше, то есть, например, такой — в первом в 2021-м выпуске рубрики «Альбомы Сибири» очень много всего хорошего и разного, но основной акцент приходится на панк всех мастей. Как это экстраполировать на все остальное (и стоит ли в принципе это делать) — решать вам, мы только предлагаем вариант. Ну, или можно просто послушать классную музыку.

томск

Бодрый поп-панк в традиции условных «Тараканов» — энергичные темпы, молодецкая удаль, размашистые припевы, которые удобно голосить всем стадионом. Про стадионы это, понятно, (пока) метафора, но «Следы» явно совсем не прочь туда попасть и даже готовы ради этого поработать над музыкой. Приставку «поп» группа отрабатывает не только максимально доступными мелодиями, румяным звуком, обильными синтезаторами и периодическими включениями диско- или хип-хоп ритмов, но и авторской переработкой знаменитой песни про белый мел группы «Пропаганда» (что интересно контрастирует с подсознательным цитированием самой известной песни группы Pixies в другом номере). Получается такой панк в версии для Instagram — стильный, уверенный, подтянутый, с отличной стрижкой и в продуманном прикиде, принимает фотогеничную позу в эффектном антураже. Красиво, да — но хочет ли группа «Следы» рассказать о чем-то кроме того, что она умеет делать красиво, толком не ясно.


красноярск/санкт-петербург

«Тьма оказалась игрой ума, и отныне я вижу только свет», — группа «Жарок» в своих новых песнях демонстрирует, что их новый миньон не зря носит название «Спирит холдинг», а паблик в «ВК» — «ЗАО "Райские врата"». Внимательный слушатель сразу заметит эту любопытную спайку религиозного и коммерческого, просматривающуюся в обоих названиях — впрочем, «Жарок» не поторопятся оформить ее в качестве прямолинейного высказывания. Три новые песни группы интересно и небанально танцуют вокруг темы нахождения успокоения в ясности религиозных постулатов и коллективности последователей общей идеи, что само по себе уже не самая распространенная тема для разговора, тем более в контексте гулкого пост-панк-альбома. Свой заход на эту тему есть в каждой песне, но суммарно картинка не складывается, рассыпается в руках. Маневр понятен — «Жарок» не вещают, но рассказывают истории, примеряют на себя точки зрения, демонстрируют нам перспективы, о которых мы сами могли бы и не задуматься. В общем, с каждым релизом с группой «Жарок» становится все интереснее и интереснее. Считаю, нужен альбом.


томск

«"Опасное лето" — это не рэп-группа, это образ жизни», — предупреждают нас в открывающем титульном треке участники дуэта, Дмитрий Шатов и Саша Огородников. В принципе, и по альбому слышно, что тексты, которые оба читают в этих песнях, где-то отчаянно-искренних, где-то пронзительно-нежных, идут откуда-то глубоко изнутри. Тут звучит, назовем это так, альтернативный рэп, посвященный самым близким к телу вопросам отношений — с семьей, с любовью и сексом, с собственным телом. Огородников, Шатов и примыкающая к ним на паре номеров Юлия Данкевич не жалеют ни себя, ни окружающих — размышление о наследственности, вырастающее из лирического размышления по мотивам пьянки с батей в бане, прорастает в какой-то момент строчкой «Спасибо за то, что у меня была возможность вырасти без твоего участия, отец». «Опасное лето» — это откровенные и горькие разговоры о том, что жить — тяжело, и любить тяжело, а не делать этого еще тяжелее, и какой тут может быть выход, толком неясно.


омск

«Банда нежити из хладной Сибири, исполняющая музыку в жанре zombie metal», — так отрекомендовывается на своей странице омский коллектив Smerdead. Слово «зомби» в данном случае стоит понимать в первую очередь как указание на тематику песен — группа, в которой состоят граждане с очаровательными псевдонимами вроде «Брандахлыст», «Хрыч» и «Козлодер», обращается к фэнтезийно-брутальной тематике в духе ролевых игр, воспевая в основном бесконечные битвы с мертвецами. Музыкально же здесь гоняют дельный и предельно энергичный мелодик-дэт — напористый, смачный, прущий вперед, как конница на врага. Неподготовленных альбом может несколько утомлять некоторой однообразностью историй про очередную рать, выходящую против очередных мертвяков, но, когда это происходит, неизменно выручает энергичность музыкальной подачи.


красноярск

К четвертому альбому своего сольного проекта братья Сысоевы уже отлично набили руку на размашистом атмосферном блэке с сибирскими обертонами. «Rotten Garden» — название, видимо, стоит переводить, как «Гниющий сад» — пожалуй, самая уверенная и детально проработанная в музыкальном плане работа Grima. Не только в плане блэк-металлической интенсивности — с ней у Сысоевых всегда был порядок во всех их проектах, но и в плане вплетения в этот яростный гитарный бой более тонких музыкальных узоров. На «Rotten Garden» такого становится все больше — здесь есть вполне мелодичные гитарные соло, тревожный орган, чрезвычайно ловко вплетенный в общую звуковую канву аккордеон (не самый частый, мягко говоря, гость блэк-металлических альбомов) и даже вполне конвенционально красивые фолк-зарисовки с участием фортепиано и акустической гитары. Все эти оттенки придают музыке Grima классную многослойность, но в то же время не нагнетают лишнего пафоса — песни все равно звучат, как налетающий на тебя шквал тьмы, просто он еще и в процессе переливается какими-то интересными оттенками. Заглавная вещь — пожалуй, и вовсе самая большая во всех смыслах работа дуэта.


омск

Лучезарный эмо-панк из Омска, проект гитариста и вокалиста Ильи Лехова, вообще-то распавшийся еще в 2019-м, но вот вернувшийся с новым составом и новым альбомом. Это громкая гитарная музыка той породы, которая стремится передать такие положительные порывы души — как молоды мы были, как искренне любили, всякое такое, оформленное таким слегка запинающимся, работающим в режиме «старт-стоп» гитарным звуком. У этого звука тоже есть такая приятная насыщенность и плотность. Правда, в отличие от группы «Следы», он не столько про некоторую «фирмовость», будто заточенную под предполагаемое мэйнстримное радио, сколько про то, как работать максимально мощной ракетой-носителем для этих рвущихся ввысь песен.


томск/омск

Интересный пример сотрудничества музыкантов из разных сибирских городов — томич Алексей Первяков, делающий под вывеской «Убийцы» убедительный синтезаторный диско-панк, объединил усилия с Егором Древляниным из омских «Шумных и угрожающих выходок», выступившим на этой записи в качестве вокалиста и автора текстов. Почерк Древлянина чувствуется — первая песня начинается со слов «А я выросла в лесу, я работаю в "МакДаке"», а последняя называется «Бей по ногам» (и к тому же является чем-то вроде злой изнанки известного хита группы «Тату»). То есть Древлянин последовательно оттачивает позицию символической передачи микрофона маргинализованным представителям общества и продолжает находить в этом все более убедительную и временами даже нежную поэзию — а Первяков прикручивает к этим байкам о выросших в лесу и умерших на вписке злой синтетический пульс. Все вместе это достигает довольно нешуточного накала — такого, что даже, может, и хорошо, что здесь всего четыре песни.


красноярск

Когда красноярский коллектив «Муар» обещает готический рок, в голове стоит в этот момент держать не столько Bauhaus, сколько HIM, а то и Evanescence. Здесь звучит рок, выдерживающий осторожный баланс между нажористой плотностью гитарного саунда и доступным мелодизмом самих песен — местами возникает ощущение, что, если выключить гитары, получится что-то вроде несколько помрачневшей группы «Мираж». Впрочем, в этой форме «поп-песни под металлические риффы» находится достаточно места для мягких экспериментов — скажем, в номере «Зазеркалье» довольно ловко сходятся отсылки к джазу, механистический гитарный лязг индастриала, рэп-вставки и оперного размаха бэк-вокал. Интересней всего получается именно там, где «Муар» перестают пытаться удерживать свои готические инстинкты в упряжи понятной песенной формы — под занавес тут есть песни «Лабиринт» и «Феникс», в которых обычно несколько легковесный рок «Муара» наливается суровой и грозной силой.


бердск

Одеяло — это потому что из лоскутков; у Егора Foresteppe Клочихина, кстати, уже был альбом под названием «Лоскуты», и эти лоскуты были из того же образного ряда, что и новое «Одеяло». Смысл в чем — одной из форм живого выступления для Клочихина было разъять свои воздушные и нежные фолк-электронные композиции на набор звуковых петель разной длины и записать эти петли на кассеты, с которых потом они запускались вживую с 10-ти плейеров одновременно; в их случайном переплетении, которым музыкант управлял каждый раз по-разному, концентрировалась магия живого выступления. На «Лоскутах» Клочихин представил эти отрывки в чистом виде. «Одеяло» же, как несложно догадаться, представляет собой коллаж — такой же по устройству, а не по звучанию, какой складывался на живых выступлениях с этой программой. «Одеяло — потому что можно им накрыться», — пишет Клочихин в сопроводительном тексте, и у него действительно получается на редкость умиротворяющая, почти целительная музыка. Свои коллажи он собирает из теплого шуршания пленки, коротких музыкальных фраз на акустической гитаре или пианино, звенящих колокольчиков, полевых записей и прочих подобных исходников. В то же время коллажный метод придает музыке Foresteppe призрачный, отстраненно-абстрактный характер, что парадоксальным образом только усиливает ее базовую эмоцию. Хитрость тут вот в чем — усиление это происходит не в самой музыке, которая, наоборот, истончается, растворяется, а в голове слушателя, который это истончение чувствует и пытается компенсировать в собственном воображении.


новосибирск

Этот обзор как будто выходит в свет под девизом «больше панка, хорошего и разного». Альбом новосибирского коллектива «Бесплатный автобус» — ответ на вопрос о том, что получится, если бодрый поп-панк решат полабать юные и наивные первокурсники. Здесь звучит славный и чрезвычайно положительный панк с довольно занятным кругом тем — от учебы до недосыпа и обратно. Здесь воспевают подушки и одеяла, просмотр аниме на диване, стипендии от престижных вузов и борьбу со сном. «Надо что-то в жизни поменять — поспать!», — радостно поет вокалистка Ева Винри. Дальше, впрочем, есть чуть ли не центральный номер «Без сна», в котором тема сна рассматривается под прямо противоположным углом: «Зачем мне сон, когда столько всего, кам он». По большей части песни у «Автобуса» выходят страшно милые, очень наивные и абсолютно безобидные — что многими серьезными людьми может быть сочтено как использование панка, оружия борьбы с мещанством и застоем любых мастей, не совсем по назначению. Но в «Автобусе», при всей легковесности поднимаемых тем, есть приятная звонкая искренность молодости — а в середине альбома есть песня «Когда-нибудь», в которой эту звонкую искренность с той же обезоруживающей прямотой направляют внезапно на куда более серьезную тему, и ком сам собой встает в горле. Иначе говоря, «Бесплатный автобус» просто поют о том, что именно они сейчас проживают — и пусть у них подольше сохраняется возможность сочинять песенки наивные и безобидные, легковесные и милые.


томск

На новом мини-альбоме томского трио — всего две песни (плюс инструментальное аутро), но и за эти восемь неполных минут тут генерируется столько злого электричества, что ух. На повестке дня — нервный социальный панк (ну, вот опять) в духе условных «Последних танков в Париже», который Hexe феноменально взрывают изнутри при помощи нешуточной, кажущейся избыточной в таком песенном контексте виртуозностью. Получается этакий прог-панк, стремительная и злая музыка, в каждую секунду которой происходит как будто бы вдвое больше положенного — особенно в финальной минуте яростного номера «Агент», где начинается форменный рай для любителей воздушной гитары и воздушных ударных (удобно, можно исполнять дуэтом). Что можно сказать после такой встряски? Ребята, скорей альбом.


красноярск

Дабстеп с ударением на слово «даб» — тяжкая, вязкая, гудящая электроника с повадками асфальтоукладчика; огромная тяжеленная махина звука, накатывающая неспешно, но неотвратимо. Звук тут устроен любопытно, с отлично прочерченными контрастами, но слушать это как музыку в то же время несколько проблематично — очень уж однообразно. Справедливости ради, эта музыка на самом деле строго функциональна — она должна качать оглушительными басами через огромную саунд-систему так, чтобы кроме этих вибраций в мире ничего больше не оставалось, и пытаться включать ее в каком-то другом контексте, по большому счету, совершенно незачем.


барнаул

Дебютная демо-запись барнаульского дуэта, осторожно нащупывающего свой индивидуальный путь посреди широченного, отполированного тысячами шин шоссе минималистичного пост-панка. Нюансы построения звука при минималистичных возможностях — гитара, клавишные, драм-машинка — дуэтом освоены вполне; настроение у этой записи тоже правильное, меланхоличное, но суховатое, как у выцветшей черно-белой фотографии. Где-то вспоминается группа Motorama, где-то — «Кино»; под занавес есть синтезаторный привет группе Kraftwerk. Удачней всего работают два открывающих номера, чисто на контрасте своих темпераментов — сначала благородная упадочная дрим-поп меланхолия, потом что-то значительно более бодрое и подпрыгивающее. Но пока однозначно понять, сможет ли «Ютта Замбона» в будущем переплавить свинец пост-панковских шаблонов в золото классных, индивидуальных песен, или, наоборот, пойдет у них на поводу, по этим пяти песенкам невозможно.


иркутск

Иркутский молодой человек Дмитрий Абдусалямов осваивает в своем сольном проекте наследие тяжких групп конца 80-х. Раньше это был шумный и хаотичный гитарный пост-хардкор, а на «Новой коже» он присматривается к немножко иной форме — чуть менее громкой, но чуть более холодной и пугающей, вдохновленной в первую очередь суровым звуком группы Swans образца 80-х. Теперь музыка Дмитрия даже больше подходит своему названию — в ней стало меньше хаоса и расхристанности, но больше внутреннего напряжения и болезненной психодрамы. Очень интересный новый шаг для отличного проекта.


тюмень

Тюменский электронщик Илья Дашевский ставит интересный эксперимент — заводит славянские этнические мотивы, сыгранные с использованием народных инструментов (балалайка, гусли, разные дудочки), в контекст гулкой и драматичной среднетемповой электроники. Дабовые басы, легкий пост-апокалиптический флер, музыка, накатывающая эмоций примерно так же, как знаменитый саундтрек Клинта Манселла к фильму «Реквием по мечте» — именно в такой контекст Дашевский инсталлирует русский фолк, и делает это, надо отметить, достаточно ловко. Нет никаких причин, по которым после «Страны городов» музыканта не могли бы зазвать делать выразительную и необычную музыку для фильмов и сериалов.


красноярск

А вот красноярский байкерский ответ группе «Следы» — поп-панк и хард-рок, устроенный идеологически схожим образом, но выполненный чуть менее приглаженно, чуть более разудало. Если совсем грубо, разница в том, что в песнях «ОтМорозков», таких же румяных, мелодичных и временами цитирующих отечественную и не только поп-классику (например, народный хит группы «Жуки» про батарейку), все-таки проявляется чуть больше авторской индивидуальности. Они воспевают экстремальный спорт, байкерское братство и басистов, провожают крепким словечком уезжающих из Сибири друзей и тут же ударяются в неприкрытую балладную сентиментальность со скрипочками, а также довольно остроумно иронизируют над востребованностью собственной музыки и пропагандируют безопасный секс в песне, начинающейся со слов «Хапнул трипак, ну как же так». С точки зрения, скажем так, трендов, это все, конечно, основательно устаревшая жизненная позиция — но это, во-первых, именно позиция, а не попытка сделать обобщенное «фирмово», а во-вторых, «ОтМорозки» стоят на ней твердо и гордо.

Подписывайтесь на нас в