Плейлист#1: Шепоты и крики

Анонимные музыканты из Новосибирска, томский пост-панк, медитативный эмбиент и, конечно, техно

Не так давно самыми популярными статьями музыкального экспорта из Сибири в Москву и Петербург были два жанра: пост-панк, а также его производные и умная электроника. За первый отвечали «Сруб», «Буерак», Ploho и «Вхоре», за второй — Hmot, сообщество Echotourist, Foresteppe (играющий, к слову, только на аналоговых инструментах) и другие.

Ситуация меняется. Пост-панк музыканты от социальной критики перешли к текстам о человеке. Электронщики превратились в людей мира — выступление Hmot в Berghain (ночном клубе в Берлине. — Прим. ред.) уже не вызывает удивления. Неправильно было бы говорить о том, что кто-то приходит им на смену — речь скорее идет о сосуществовании.

Тенденции развития музыкальной сцены Сибири с общемировыми в целом совпадают. В гитарной музыке на смену пост-панку приходит эмо-рок. В музыке, построенной на сэмплах, на смену хип-хопу приходит R&B. Наиболее привлекающим внимание электронным жанром на сегодняшний момент остается эмбиент. Техно никуда не исчезает. Берлинская школа мрачных ломаных ритмов, как и дэнсхолл, теперь везде — в Сибири в том числе.

Новосибирский музыкант пытается всеми силами не выдать о себе буквально никакой информации. В желании остаться инкогнито и характере первых треков угадывается влияние англичанина Burial. Со временем, впрочем, музыка boredom стала иной — трансформировалась во вдумчивый, вгоняющий в медитативное состояние эмбиент.

Bugaev (Иркутск)

Никита Бугаев в прошлом году выпустил несколько разнородных альбомов, между которыми, однако, есть кое-что общее — в каждом треке с разных сторон рассматривается один звуковой элемент. Как топтание на месте это не выглядит — напротив, повторения складываются в специфические звуковые пейзажи.

Danny O’Lumerz (Белоярск/Новосибирск)

Перебравшийся из Белоярска в Новосибирск музыкант привлек внимание своим мини-альбомом «Постдембель рейв», посвященным, как несложно догадаться, концу службы в армии. Кроме того, его вдохновляют небольшие города и дальнобойщики. Музыку можно охарактеризовать как постоянно меняющуюся, ловкую и в чем-то даже сказочную.

DJ Spasatel (Томск)

У диджея Спасателя пока только один трек, выпущенный на сборнике томского сообщества «Русский Странник». Вполне возможно, кстати, что за псевдонимом кроется работа двух-трех людей. Спасатель делает сибирскую версию дэнсхолла — романтика никуда не исчезает, но сами звуки будто нарочито смазаны. Впрочем, так даже лучше.

Grey Infantry (Барнаул/Санкт-Петербург)

Названный в честь польского военного гимна проект Grey Infantry пишет несколько бесхитростное, но достаточно притягательное техно, чем-то напоминающее музыку его скандинавских коллег. Первые записи звучат несколько перегруженно, сейчас же Grey Infantry склонен отсекать лишнее, и, надо признать, минимализм ему идет.

Рома Цукерман (Красноярск)

Рома Цукерман работает с лейблом одного из самых заметных местных диджеев, Нины Кравиц, но ценить его музыку стоит не за это. Некоторую холодность, сосредоточенность, выверенность в треках Цукерман совмещает с риском и экспериментами. Можно предугадать, как закончится трек Цукермана, но каким будет следующий — невозможно.

Поначалу Файнкорд кажется очередным музыкантом, использующим язык современного R&B для песен о любви, но найдутся у него и хитрые цитаты из русской поп-музыки, и слова про человека и закон, и неочевидные речевые обороты. Пока все же не обходится без максимализма, но за юношескими фразами видится что-то большее.

Рассылка из тайги

Будь в курсе новых проектов и свежих статей
о креативных индустриях Сибири.