Внеклассное чтение: Тень Колчака над Омском

Война давно закончилась, а битва вокруг памятника все еще нет

Продолжаем рубрику «Внеклассное чтение», в которой рекомендуем материалы о Сибири, опубликованные кем-то из наших коллег. Репортажи с мест, истории культурных проектов или пространств, очерки о творцах или подборки самого-самого — интересно все. В новом выпуске «Чтения» — захватывающий спецпроект журнала «Заповедник» о том, как события столетней давности до сих пор вызывают в Омске самые горячие споры.


Столица номер три

За крупными сибирскими городами водится одна прискорбная привычка — лениво переругиваться о том, кто из них заслуживает статуса столицы Сибири, города, готового встать на одну ступеньку с Москвой и Санкт-Петербургом. У Омска в этом довольно бессмысленном, как мы считаем, споре есть уникальный козырь — во времена Гражданской войны он какое-то время действительно носил статус столицы Российской империи. В июле 1918 город заняли белые, и вскоре Временное правительство объявило Омск Белой столицей России. В этом статусе он продержался чуть больше года — уже в ноябре 1919-го Временное правительство эвакуировалось в Иркутск, а через день город заняла Красная армия.

Вместе с Временным правительством из города уехала ключевая фигура столичной истории Омска — адмирал Александр Колчак. Именно в Омске Колчак принял на себя статус Верховного правителя России — и сегодня, сто лет спустя, город не забывает об этой странице своей истории. И дело не только в том, что тут действует паб «Колчакъ» и костюмированный белогвардейский театр — в Омске не утихают довольно ожесточенные споры о том, какое место «белое» прошлое города должно занимать в истории города с сегодняшней перспективы.

Изучению разных взглядов на омский «белый след» посвящен целый спецпроект издания «Заповедник». Своей миссией журнал, основанный три года назад, видит исследование связи места и человека. «Мы хотим понять, почему люди привязываются к местам, где они живут и бывают; узнать, какие чувства и переживания возникают на полярных станциях, в местах военных действий, в моногородах и советских здравницах». «Заповедник» сотрудничает с социологами и фотографами, журналистами и антропологами, вместе с которыми исследует повседневность российских регионов, а заодно проводит эксперимент, в рамках которого исследователи учатся рассказывать о результатах своей работы современным и доступным языком.

Руководит журналом социолог Екатерина Кожевина, она же выступила куратором омского спецпроекта — в том числе и по личным причинам. «Я родилась в Омске в семье историков, причем папа занимается как раз периодом Гражданской войны, изучает идентичность дореволюционного офицера. — рассказывает Екатерина. — В детстве меня очень впечатлило, что Омск был "белой столицей" — хотелось жить в неординарном месте, где кипела жизнь». Со временем очарование Омска под давлением будничных реалий «пыльного промышленного города» для Кожевиной померкло, но с возрастом и опытом мысли о памяти места и связи с тем, что тебе действительно дорого, заставили пересмотреть свое отношение. «"Белый след" — это история в первую очередь не про Колчака, а про мой любимый город сегодня. Мне хотелось сохранить этот уникальный мир со своими героями, каждый из которых по-своему болен и привязан к Омску, будь то бывший губернатор или длинноволосый поэт, состоящий в КПРФ».


Отрывок

Когда только создали «Белую гвардию», ко мне домой пришли какие-то ребята, вид у них был угрожающий. «Мы тут узнали, что вы белую гвардию создали, давайте тут кого-нибудь... начнем...» Люди думали, что мы создали бандитскую группу, и что они сейчас придут и смогут кого-то грохнуть. Я им объяснил, что мы просто ходим по улице в форме.

Мы только пленных расстреливали для телевидения. Ставим его к стенке, а я спрашиваю — будешь вступать в Белую армию? А он кричит: «Да здравствует революция!» И мы его — ба-бах! Но это понарошку, и это свой. Я иногда прошу сыграть красноармейцев, но никто не хочет — все хотят быть белыми офицерами с эполетами. Я обращался к коммунистам с просьбой: дайте кого-нибудь из комсомольцев для реконструкции, я их одену. Они говорят — да, да, да. Но так никого и не прислали ни разу.

В 2008 году я разговаривал с работником министерства культуры, она сказала: «Олег Петрович, вы название уберите, "Белая гвардия", не пугайте людей. Все думают, что вы каратели, сейчас будете вешать. Назовитесь "Белая столица"». Я подумал: действительно. Назвались «Белой столицей», и тогда же, 10 лет назад, стали театром.

Как только появился театр — мы стали работать все время без остановки: мы ездим на всякие фестивали, поем, танцуем, проводим балы. К нам стали приходить люди, в основном девушки, студентки, которые хотят попасть на бал. Но проблема в том, что кавалеров у нас мало, а девушек много, и мы не можем их взять, потому что им не с кем танцевать.

Читайте полную версию тут.


Олег Томилов, директор театра «Белая столица»
Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в