Красноярский Bonobo на магнитной плёнке

AJOKKI — марка старых передвижных телевизионных станций. А еще — название экспериментального проекта Александра Пустынского. По легенде, в таком ПТС и находится студия музыканта.

За десять лет Саша успел поиграть на ударных в металл и пост-рок группах, уйти в электронную музыку и освоить аналоговые синтезаторы в группе «Эхолов». Проект воплотил мечту многих — играть электронную музыку без компьютера. Ребята повсюду возили с собой чемодан инструментов, примочек и огромный электроорган Vermona.

После распада «Эхолова» Саша начал писать музыку сольно под псевдонимом AJOKKI и за пару лет выпустил пять полноценных EP. Последний — KK — вышел сегодня на лейбле Echotourist.

«Первые работы AJOKKI продолжали то, чем занимался “Эхолов”. Последний релиз — это попытка пойти дальше, отказаться от устоявшихся в моей практике форм, выйти на территорию менее доступной музыки. Это самовдохновение — импровизация, впоследствии слегка редактируемая. Я и раньше так работал, но теперь практика стала куда свободнее. Меня сильно волнует, как устроен тот или иной прибор, будь он физический или виртуальный — и многое сочинялось в процессе изучения инструмента».

Саша работает в Институте Вычислительного Моделирования и не рвется уехать из Красноярска. Музеи как площадки выступлений для него привлекательнее клубов: «Самое крутое место, где я играл — это заброшенный элеватор. Мы со знакомыми музыкантами привезли оборудование и начали импровизировать для никого».

По негласному правилу за пределами двух столиц — застой. На деле, вдалеке от «большого» мира существует другой, со своими процессами и правилами. Там бытие меняет сознание, локация — музыку, а студия в старом AJOKKI, как импровизация на пустующем элеваторе, рассказывает об этом.

Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в