Плейлист#26: Психоделия и импровизация

Солнце пустыни и костер пустоты

Импровизационные и психоделические жанры придумали, конечно, вовсе не в Сибири. Но все равно музыка свободных форм приживается здесь, на земле бескрайних просторов и жестокого каторжного прошлого, на редкость естественно. Своя логика в этом есть — бесконечные междугородние трассы идеально сочетаются с краут-роковыми ритмами, а коптящие небо и роющие землю гиганты добывающей промышленности буквально напрашиваются на творческое осмысление через пост-индустриальные звуковые эксперименты. Не городом, впрочем, единым — чем алтайские природные просторы хуже мексиканской пустыни в качестве декораций для глубокого психоделического опыта? Пять коллективов нашей сегодняшней подборки — ни в коем случае не исчерпывающая картина сибирской импровизационной и психоделической сцены; скорее, это первое предложение долгого и вдумчивого разговора.

Красноярск
Нойз-рок/Импровизация

Коллектив The Warp изначально появился на базе ветеранов красноярского шумового подполья — очумелой грайнд-панк группы Kozhanyi Motor. Лаконичность и структурированность стремительных номеров «Мотора» в какой-то момент стала сковывать самих участников — так появились сначала импровизационные финалы концертов, а затем самостоятельный проект.

Сейчас The Warp — в первую очередь концертный коллектив с меняющимся составом; в бывших участниках тут побывала едва ли не половина самых неусидчивых музыкантов красноярской независимой сцены. Сами участники подсказывают, что все самое интересное стоит искать в их разделе видеозаписей. К примеру, на фестивале «О, музыка», который проводила прошлым летом «Каменка», The Warp устроили целый перформанс с участием строительного оборудования в качестве инструментов. Возможность выпуска альбома, впрочем, не исключается — сейчас группа как раз находится в поиске подходящего лейбла.

Омск
Ноу-вейв джаз

Омскому коллективу Tuna Can нет еще и полугода, но он уже успел выпустить четыре студийных альбома и один живой. «Студийный» в данном контексте, конечно, некоторое лукавство; группа практикует свободную импровизацию, как на сцене, так и в студии, и треки для альбомов нарезает из бесконечных джемов в репетиционке.

Для особо настойчивых слушателей, желающих все же добиться от группы какой-то определенности относительно того, что именно они играют, у Tuna Can припасен выразительный ярлык «ноу-вэйв джаз». Термин отсылает к нью-йоркской экспериментальной сцене конца 70-х, участники которой решили отменить всяческие правила звукоизвлечения (из этой благодатной среды позже вышли такие титаны независимой музыки, как Sonic Youth, Swans и Лидия Ланч). Джаз же, кажется, фигурирует лишь потому, что в составе имеется саксофонист. Анархия и шум, поддерживаемые крепкой краут-роковой ритм секцией, короче говоря — сочетание, которое нам вполне по душе.

Барнаул
Психоделический рок

Сонора — пустыня на границе США и Мексики. Квартет из Барнаула назвался «Рассвет в Соноре», потому что очевидно вдохновлялся американской школой пустынного психоделического рока. Альбомы Sonora Sunrise изобилуют заголовками вроде «Бесконечное путешествие по дюнам» или «Миллионы змей» и содержат пространные инструментальные полотна для вольной гитары, космических клавишных и степенной ритм-секции. Парней, впрочем, в одинаковой степени вдохновляет и природа родного Алтая.

Гулкий шаманский космо-рок Sonora Sunrise звучит саундтреком мистического путешествия вглубь себя на лоне природы, организованного, не исключено, с помощью психоделиков натурального происхождения — благодарные слушатели нередко оценивают их треки не в звездочках, а в дозах пейота. Алтайский взгляд на американское пустынное звучание отозвался и на родине этой музыки — последний альбом группы выпустил нью-йоркский лейбл Trail Records.

Томск
Импровизация/Электроника

Единственный сольный проект нашей подборки. Под вывеской Jungern трудится кемеровчанин Влад Ридош, бывший участник экспериментального электронного проекта Interna Mongolio. Сольно Ридош исполняет импровизированную электронную музыку без правил — абстрактный эмбиент оборачивается экспериментальным техно, тревожные басы растворяются в цифровом шуме — все в таком духе.

Пару лет назад Ридош перебрался в Томск — тогда и начался Jungern. Импровизация видится музыканту наиболее свободной формой существования проекта — помимо сольного творчества, кстати, он практикует ее в составе томского коллектива Strangelet Ensemble, участники которого периодически сотрудничают с другими героями нашей подборки, группой «Секта Феникса». Можно сказать, что Jungern в нашем списке представляет импровизацию в максимально чистом виде — здесь человек остается наедине со своими инструментами, без поддержки и прикрытия со стороны других музыкантов.

Томск
Импровизация/Нойз/Пост-индастриал

«Секта Феникса» — по сибирским меркам коллектив-долгожитель; первый состав образовался аж 20 лет назад. Нельзя сказать, впрочем, что «Секта» активно функционировала все это время — первый этап существования группы закончился в 2003-м, а возродился коллектив только в 2012-м.

«Секта» — не только самый долгоиграющий, но и возможно самый непростой коллектив этой подборки. Импровизационный пост-индустриальный нойз «Секты» берет не столько чистым шумовым напором (хотя он тоже встречается), сколько его противоположностью — в их музыке не молот грохочет по наковальне, но наплывает и накрывает что-то не поддающееся определению. Так мог бы звучать главный музыкальный эпос цивилизации, построенной болтами и микросхемами. Один из альбомов носит выразительное название «Веселый костер пустоты» — очень подходящее описание звучанию «Секты». За вычетом того, что словом «веселый» парни себе немного льстят, конечно.

Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в