Смерть ему к лицу: Новосибирский Музей погребальной культуры

Есть одно место, где бок о бок стоят Иисус и Будда, динозавры и сфинкс, поезд времен ГУЛАГа и ретро-катафалки

Музей располагается в непосредственной близости от первого в России частного крематория. Его владелец, Сергей Борисович Якушин, создал целую похоронную империю, которая включает в себя международную выставку ритуальных услуг «Некрополь Tanexpo», обучающий центр, завод по производству траурной продукции, крематорий, библиотеку, Парк памяти и Музей мировой погребальной культуры.

Центр этой империи находится в Новосибирске. Крематорий многие называют одним из новых архитектурных символов города, а местные жители с невозмутимым видом советуют всем гостям города обязательно его посетить.

Первое, на что обращаешь внимание, — это Парк памяти, который занимает большую часть территории. В него можно попасть по одной из аллей, где под каждым деревом стоят муляжи урон с прахом, траурные венки, небольшие скульптуры, лавочки, вещи «покойного». Пройдя до конца, посетители внезапно видят живого верблюда. Рядом есть детская площадка, военная техника, памятники, черепа, череда реальных надгробий, поезд времен ГУЛАГа, старый трамвай, ретро-катафалки и настоящий корабль. Такое стилистическое и культурное разнообразие по замыслу его создателя должно помочь любому человеку удовлетворить свои духовные потребности, независимо от вероисповедания, взглядов и возраста.

Музей мировой погребальной культуры — не менее уникальное место. Он единственный в России и один из самых крупных в мире. Коллекция насчитывает порядка 8 тысяч экземпляров и постоянно пополняется. В основной экспозиции много диорам на тематику смерти, экспонатов, посвященных кремации, трауру, различных арт-объектов.

Всей этой культурной и просветительской деятельности возможно и не было бы, если бы не запрет на рекламу ритуальных услуг, который в свое время наложила мэрия города.

Самое главное событие тут — это «Ночь музеев» в мае, которая ежегодно собирает несколько тысяч человек. К мероприятию создается специальная тематическая экспозиция, которая занимает собой второе здание. Также при крематории регулярно проводятся концерты, благотворительные вечера, отмечаются все памятные даты.

Всей этой культурной и просветительской деятельности возможно и не было бы, если бы не запрет на рекламу ритуальных услуг, который в свое время наложила мэрия города. Сергей Борисович открыто говорит, что это в значительной мере маркетинговый ход для продвижения услуг крематория. Но также хочет верить, что в процессе знакомства с ритуалами и историей погребальной культуры люди получают важный опыт, которые позволяет им более философски относится к своей жизни и судьбе.

Я находился в состоянии, когда не мог встать с постели, и на себе прочувствовал, что облегчение жизни на последнем этапе крайне важно — паллиативная медицина нужна.

Создание всего комплекса связано и с личной историей Якушина: «У меня диагностировали онкологию, и я стал избавляться от всего, что у меня оставалось от предыдущего бизнеса. Думал, что буду заниматься крематорием, что теперь никакого труда это не составит. Три года я умирал. Мне прогнозировали 3-4 месяца, и я не видел смысла в лечении и химиотерапии. Пять диагностических лабораторий выдали диагноз "рак двух локализаций". Я на самом деле умирал, но не от онкологии. На фоне стресса у меня возник диабет. Рак оказался ложным диагнозом. Но это я сейчас говорю, что у меня не было рака, а на самом деле не знаю, так ли это. Никто не знает».

На главной аллее стоит отдельный колумбарий членов семьи Якушиных, в музее можно встретить посмертные слепки рук его отца — крематорий стал семейным бизнесом: «Параллельно я создал хоспис. Мне, наверное, нужно было через все это пройти. Я находился в состоянии, когда не мог встать с постели, и на себе прочувствовал, что облегчение жизни на последнем этапе крайне важно — паллиативная медицина нужна».

Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в