Забытые перчатки и спящая корова: Члены жюри Makers of Siberia Photo Prize комментируют свои работы

Еще можно успеть подать заявку на конкурс до 1 июля

«Мастера Сибири» продолжают принимать заявки от фотографов на участие в конкурсе Makers of Siberia Photoprize. Со сроками и прочими условиями участия можно ознакомиться на странице конкурса — а пока мы хотим дать слово двум участникам нашего международного жюри. Фотографы Елена Аносова и Алнис Стакле покажут несколько своих работ и расскажут о том, что стояло за ними: от обстоятельств съемки и хитростей ее организации до основополагающих творческих принципов, на которые они ориентируются в целом и которые были так или иначе воплощены в представленных работах.


Елена Аносова
Фотограф и художница из Иркутска, стипендиат грантовой программы поддержки молодых художников музея современного искусства «Гараж», призер LensCulture и World Press Photo.

Сайт, Fb, Inst

Спящая корова

У меня средний рост, 164 см, и часто объекты или герои, с которыми я работаю, выше меня. Как правило, я использую чуть отстраненный взгляд, и для этого надо быть на одном уровне с объектом съемки. И я ношу с собой табуретку. А иногда и стремянку, чтобы управлять положением линии горизонта на снимках. Я работала над серией «Сагаан Саг» на острове Ольхон и снимала разные объекты в бесконечном ландшафте. Мимо меня шла белоснежная корова, и высокая точка съемки позволила сделать кадр без линии горизонта, как будто корова спит в снежном облаке. Чудесно, что она еще и моргнула.

Отоо (из серии «Отоо/Дед»)

Я долгое время наблюдаю за своими героями и провожу с ними и несколько дней, и несколько недель. Некоторые моменты я фиксирую на камеру смартфона, как эскизы. В процессе работы и знакомства легче понять, какой материал можно использовать и чего не хватает. Так как речь идет о повторяющихся моментах, мне легко их зафиксировать потом на большую камеру — иногда присутствие камеры мешает появлению доверия. Герою комфортнее — смартфон сейчас уже никого не смущает, и, увидев результат на экране или сразу у себя в мессенджере, герой чувствует себя при повторной съемке естественнее и расслабленнее.


Такие Дела

Я очень редко использую визуальный язык репортажа; обычно я создаю взвешенные, постановочные портреты (постановочный — значит, что человек знает о моем присутствии и съемке). Для меня очень важны вопросы этики. Иногда, работая со сложными темами, нельзя показывать лицо героя. И даже если сам герой согласен, фотографу не мешает быть более ответственным и подумать о том, что, возможно, это навредит человеку в будущем. Есть много вариантов создать портрет, сохранив анонимность, но при этом сделав атмосферную фотографию.


Алнис Стакле
Фотограф, профессор фотографии Рижского университета имени Страдыня, куратор Riga Photomonth, победитель New East Photo Prize.

Сайт, Fb, Inst

Место для мечтаний

На мой взгляд, арт-фотография — что-то вроде кривого зеркала, в котором, с одной стороны, мы знаем, на что именно смотрим, но в то же время получается искаженная репрезентация тебя самого, пропущенного через призму твоих предрассудков и стереотипов.

Теория Р

Больше всего на меня влияют, пожалуй, будничные вещи из нашей повседневной жизни, в которых внезапно отражаются более глубокие взаимоотношения между людьми. Например, для серии «Теория Р» я сфотографировал потерянные перчатки, и было любопытно, что их не выбрасывают в помойку, а часто кладут на ограду или вешают на ветку куста в надежде, что владелец будет искать то, что потерял, и так сможет найти.

Теория Р (II)

Все мои проекты складываются за довольно долгое время, и, конечно, когда идеи воплощаются постепенно, они меняются так же, как меняюсь я сам вместе со своим взглядом на конкретное место и его визуальное представление. Но нельзя сказать, что от изначальной концепции не остается совсем ничего. Обычно я начинаю с очень рациональной идеи, какого-нибудь реального социального феномена, и постепенно в процессе работы идея трансформируется и становится более личной. Отправная точка — всегда моя интуиция.

Даже не что-то

Я часто снимаю по ночам, в основном по причинам психологического характера. Мне нравятся открытые места, незнакомые городские пространства после наступления темноты. Такой опыт меня захватывает и будоражит. К тому же с эстетической точки зрения ночью городские пространства превращаются в декорации — мое восприятие меняется, и я начинаю замечать вещи, которые обычно прошли бы мимо меня. Что символично, люди имеют привычку подсвечивать то, что считают важным, при помощи искусственного света. Когда я держу в голове это стремление, оно помогает мне считывать городской код и понимать, как устроены городские пространства. В каком-то смысле ночь меняет наше восприятие архитектуры, потому что, говоря метафорически, жилы дома как бы открываются нам, приоткрывают свои секреты — кто-то включает свет, и мы сразу понимаем, что тут живут, и, быть может, начинаем представлять себе эту жизнь. Все это мне кажется весьма сентиментальным.

Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в