«Большинство просто не осознает, что можно одеваться по-другому»

Как сделать модный бренд в городе с населением 100 тысяч человек

В городе, где не принято выглядеть оригинально, Василиса Першина делает одежду, напоминающую одновременно о коллекциях известных деконструктивистов, рабочей униформе начала прошлого столетия и облачении персонажей с портретов голландских художников XVII века.

Как таковой идеи создать бренд у меня не было. Год назад я окончила колледж в Ханты-Мансийске и поступила в Istituto Marangoni (Школа моды и дизайна в Италии. — Прим. ред.), но из-за финансовых сложностей от учебы пришлось отказаться. Через какое-то время мой друг Миша предложил выпустить зин со снимками моей одежды. Идея мне понравилась, но готовых экземпляров почти не было — шила я, как правило, на заказ. Когда началась работа над «своими» изделиями, процесс плавно перерос в создание коллекции. Как полагается, я нашла отправную точку, сделала мудборд, нарисовала эскизы, а когда вещи были готовы, параллельно с фотографиями для зина мы отсняли лукбук. Так появился проект «ВАСЯ».

Я знала, что хочу быть дизайнером лет с пяти. Возможно, на это повлияла моя мама — она всегда шила для себя и меня, а я часто наблюдала за этим процессом. Мне нравится сама идея одежды и разнообразие ее функций. Удивительно, что она в какой-то степени является и обязательством, и чем-то желанным. С ее помощью можно выразить многое: мировоззрение, отношение к себе и окружающим.

В маленьком городе человек относительно быстро достигает своего «потолка» и перестает расти. Отсутствие конкуренции — тормозящий фактор. Зачем пытаться делать лучше, если соревноваться не с кем?

Люблю работать с тканью и формой. В колледже у меня был потрясающий преподаватель по рисунку, он как-то сказал: «Материал диктует конструкцию». Тогда я согласилась, но до того момента, когда действительно это поняла, пришлось совершить ряд ошибок на практике. Теперь, когда я задумываю изделие, то «иду от материала». Больше никаких концепций. Форма, очертание и силуэт — вот, что мне интересно. Это то, о чем я думаю прежде всего, потом — о деталях.

Мой проект начался приблизительно с десяти тысяч рублей. Конечно, мне хотелось бы только придумывать одежду, рисовать и делать макеты, но для этого стартовый капитал должен быть гораздо больше. Позволить себе оплачивать работу конструкторов и швей я не могу. Мой единственный помощник — мама. Моя студия — комната в квартире, где я живу. Все вещи я придумываю, крою и моделирую сама. Шьем с мамой вдвоем. Это даже хорошо: качество вещей, может, и не исключительное, но высокое — мне с мамой повезло.

ВАСЯ SS17
Модели: Мумтозмахал Ибрагимова, Мария Косыгина, Елизавета Семёнова
Фото: Михаил Юдин

Честно признаться, я не до конца понимаю, для кого делаю одежду. Одно могу сказать точно: в Ханты-Мансийске своего покупателя вряд ли найду. Те, кто любит и покупает мои вещи, чаще всего уже давно не живут здесь, а приехали навестить родителей. Так часть вещей «уехала» в Санкт-Петербург, часть — в Москву, кое-что — в Прагу.

В Ханты-Мансийске вообще сложно делать проекты, подобные моему. Причин много: например, люди здесь платят весьма неохотно, а мне не хочется работать практически бесплатно. Бывают и исключения, но редко — на десять потенциальных покупателей едва ли найдется один реальный.

Женщины тут нечасто выходят за рамки общепринятых представлений о том, как надо выглядеть. Мне кажется, что большинство просто не осознает, что можно одеваться по-другому или не видит в этом смысла. То, что город маленький и отдален от «модных столиц», играет не последнюю роль. Все тренды доходят до нас с огромным опозданием и каждый раз словно накрывают большой волной, оставляющей след в виде множества одинаково одетых людей. Магазинов практически нет, поэтому люди чаще всего заказывают через интернет то, что видят в Instagram-аккаунтах местных it-girls, которые, в свою очередь, ориентируются на еще более популярных лидеров мнений.

Продажи — это история не о творцах, а о купцах. И как бы мне ни хотелось оставаться в роли художника, без коммерции не обойтись.

В маленьком городе человек относительно быстро достигает своего «потолка» и перестает расти. Отсутствие конкуренции — тормозящий фактор. Зачем пытаться делать лучше, если соревноваться не с кем?

Еще одна существенная проблема — поиск единомышленников. Отшить коллекцию — это лишь половина дела. Не менее важно правильно ее презентовать, а для этого необходимо, чтобы те, кто за это отвечает, мыслили с тобой схоже. В случае с первой коллекцией мне повезло — Миша наблюдал за процессом создания вещей и знал, от чего я отталкивалась. Моделями стали подруги и знакомые. Мне было важно, чтобы люди на фотографиях были по-настоящему красивыми, не рафинированными. Такая команда — большая удача. Сейчас все разъехались, и мне надо найти кого-то им на замену, а в Ханты-Мансийске сделать это будет сложно.

Я не вдохновляюсь природой, музыкой, кино, хотя люблю все вышеперечисленное. То, что обычно описывают как вдохновение, я чувствую в процессе работы, не в начале. Иногда у меня появляются идеи, и я их записываю или зарисовываю, но это больше результат «насмотренности», нежели работы воображения. Я много читаю и изучаю. Сейчас, например, интересуюсь костюмами разных народов, в том числе и русским. Люблю рассматривать людей на фотографиях Августа Зандера.

На данный момент я работаю над второй коллекцией. Она будет небольшой, зато в ней появятся материалы, с которыми я раньше не работала. Понимаю, что просто сидеть и шить — недостаточно для того, чтобы выйти на качественно новый уровень. Иногда мне не хватает опыта по технологической части. Но если с этим еще можно справиться, то отсутствие знаний по ведению бизнеса — проблема куда более серьезная. Продажи — это история не о творцах, а о купцах. И как бы мне ни хотелось оставаться в роли художника, без коммерции не обойтись.

Карточка проекта

ВАСЯ
Рассылка из тайги

Будь в курсе новых проектов и свежих статей
о креативных индустриях Сибири.