«Есть парень, что-то делает, а зачем — непонятно»

Стрит-арт художник Андрей Уханёв о том, как и зачем он распространяет любовь

Тэги граффитистов и нецензурные надписи на заборах ― пожалуй, самая привычная часть пейзажа любого российского города. Тем удивительнее порой наткнуться на что-то принципиально другое. Например, гипсовые буквы, образующие слово «любовь». Этот на первый взгляд простой и сентиментальный новосибирский стрит-арт проект в эпоху социальных сетей набрал большую популярность ― в Instagram по хэштегу #хулиганылюбви найдется порядка 600 публикаций.

Первые надписи в виде гипсовых букв начали появляться летом 2015 года. Тогда же работа получила первый отклик в социальных сетях. Люди выкладывали свою «любовь», которую находили в различных закоулках и подворотнях Новосибирска. Эти фотографии за несколько лет стали знаковым городским феноменом, а сам проект расширил свою географию за счет путешествующих друзей автора ― «любовь» появилась во многих других городах и странах. В некоторых прочно обосновалась ― в Санкт-Петербурге, например, и даже «забралась» на Эльбрус.

В Питере у меня есть подруга Зина. Я отправил ей макет и рассказал, как сделать форму ― теперь Зина распространяет «любовь» в Питере. Приятно видеть надписи, наклеенные не мной. Как и фотографии моих работ, сделанные незнакомыми людьми. Плохо, когда поиски становятся помешательством ― собери всю серию. Есть ребята, которые находили слова даже в самых темных закоулках, словно следили. Но ведь главное не то, сколько кадров ты сделал и как много слов нашел. Найти себя ― вот, что главное.

Работа и творчество

Уханёв родом из Казахстана, в Новосибирск приехал учится, как и многие. Закончил Педагогический университет по специальности «Графический дизайн», потом работал в нескольких крупных рекламных агентствах: Feel Factory, Kian и «Март Дизайн». Небольшие творческие проекты начал делать еще во времена учебы.

Как-то попросил всех в институте принести носки. Старые или новые — не важно. Главное, чтобы чистые. Нарядили ими деревья. Выхожу как-то с учебы, на скамейке сидят ребята:
— Парень, скажи, зачем тут носки?
— Просто так.
Вижу разочарование. А ведь важно свое отношение, а не автора. Вкладываю ли я смысл в слово «любовь», которое клею? Да, но говорить неинтересно. Зачем думать так: «Это сделал один парень для того и сего...». Скажи лучше: «Глядя не эти буквы, я...». Важно успеть ухватить за хвост ту первую мысль, которая возникает, то состояние, в котором ты настоящий, а не то, что говорят другие. Без причин и следствий.

Андрей говорит, что ему нравится графический дизайн, а работа дизайнера — периодами. Хочет привносить в профессию часть себе, вкладывать светлое и доброе, а работа порой требует другой подход. Свое мировоззрение он воплощает в творчестве и подумывает сменить сферу деятельности, чтобы «работа творчество не выжигала». «Не знаю, что значит быть художником в местных реалиях. Не с чем сравнивать», — рассказывает Андрей.

«Любовь» в городе

Проект «Хулиганы Любви» вне контекста не представляет художественной ценности. Но именно во взаимодействии с пространством и людьми становится хорошим примером уличного искусства. Небольшие гипсовые буквы Андрей помещает в незаметные места. Он не выдает ни их количество, ни расположения. А среди тех, кто в курсе, не принято разглашать локации в социальных сетях.

У нас все художественные проекты, как правило, единичные и масштабные. Может, по этим причинам мне и нравятся всякие мелочи: надписи на заборах, детские рисунки на гаражах, тени предметов. Я вижу город живым, таким же его видят окружающие. Однако порой нужно расставить акценты — мелом, к примеру, дорисовать. Эту идею взял у Паши Бумажного (автор серии микроскопических стрит-арт работ, выполненных мелом, часто просто на асфальте — Прим.ред.). Это все проявления жизни.

Мелкое хулиганство

Уличные художники существуют в нелегальном пространстве, а их работы классифицируются как вандализм. Однако в любом городе России найдется много зданий и уголков, за которыми никто не следит. К тому же коммунальные службы и правоохранительные органы к творческим проектам относятся довольно лояльно.

От полиции не шифруюсь ― они все понимают. Был случай ― клею багет на бетонный блок, мимо проезжает УАЗ. То, что он развернется, было очевидно.
— Что делаем?
— Клеим.
— А зачем?
— Дома скучно.
УАЗ немного отъехал и вновь остановился.
— Я совершаю что-то противозаконное?
— Нет, мне просто интересно, — ответил сержант. Почему-то в такие моменты у меня никогда нет комплекта букв в подарок.

Порой буквы клеят друзья Андрея. Однажды кто-то выбрал для этой цели Новосибирский краеведческий музей. Сам Уханёв не поддерживает порчу достопримечательностей. Директор же музея потом писал: «Романтично и символично. Но почему на федеральном памятнике? Только рекламу наркоты отвадили. Что же теперь — с любовью бороться?»

Анонимность и внимание

Проект долгое время оставался анонимным, хэштег #хулиганылюбви получил распространение не сразу и в основном в среде друзей и знакомых автора. На нескольких городских сайтах и в местных телевизионных новостях вышли материалы об Уханёве, но даже сегодня большинство фотографий в социальных сетях выкладывают без упоминания автора. Документированием занимаются случайные люди — сам Андрей свое творчество почти никогда не снимает, не реставрируют и не популяризирует.

Местное телевидение хотело снять репортаж — отказался. Увидев подобный сюжет, мне стало бы скучно: «… и все это дело рук новосибирского дизайнера». Так часто происходит и с публикациями в печатной прессе. Читаешь, вроде все верно, и все равно не то — не о тех вещах пишут, не те вопросы задают: «...материал — гипс, высота — 4 см». Написали бы: «Смысл бесконечный и у каждого свой», — хотя и то глупость. Лучше сарафанное радио: «Есть парень, что-то делает, а зачем — непонятно».

Своим творчеством Андрей Уханёв учит радоваться. Важным вещам, мелочам — жизни. А еще — думать самостоятельно: «Хорошо, когда у людей есть свое мнение о том, что их окружает. О любви, например».

Рассылка из тайги

Будь в курсе новых проектов и свежих статей
о креативных индустриях Сибири.

Подписывайтесь на нас в