«Мы бессознательно впитываем в себя то, что нас окружает»

Марина Кулакова о керамике как образе жизни

Красивая и приятная на ощупь посуда даже гречку делает богемным блюдом, считает Марина Кулакова. Ее керамические пиалы и чаши отличают обтекаемые формы, пористая фактура и «морские» оттенки.

Процесс превращения куска земли в некий объект всегда казался мне магией. В наш технологичный век в такой работе я видела отдушину. Я была подписана на Instagram-аккаунт ребят с Украины — «тиха форма» — они делают керамическую посуду. У меня даже была идея напроситься к ним в подмастерья. Как раз в то время я закончила бакалавриат по специальности «Дизайн» и поступила в магистратуру. Как-то раз у нас с одногруппниками зашел разговор про керамику. Выяснилось, что в нашем Институте архитектуры, дизайна и визуальных искусств есть специальность «Керамика», и я договорилась с преподавателями посещать занятия факультативно.

С тех пор проводила в мастерской большую часть времени — примерно по четыре часа в день. Прошел год, и в один момент я поняла, что пора обзавестись собственным помещением и как-то оформить свои наработки. Так в мае 2016 года появилась марка «На мори». Мои изделия ассоциировались с морем, стихией, чем-то со дна океана — отсюда название.

Я считаю, что керамическая посуда объединяет несколько важных аспектов повседневной жизни: семья, пища и самовыражение. Посуда помогает питать не только тело, но и душу. Керамическая утварь дарит уникальные тактильные ощущения. В своих работах я пытаюсь соблюсти баланс между формой и фактурой, эстетикой и функциональностью. Мы бессознательно впитываем в себя то, что нас окружает. Не могу сказать, что намеренно черпаю вдохновение в сибирской природе, но допускаю, что это происходит на подсознательном уровне. Еще мне кажется, что в работах отражается мой ритм жизни — неспешный, не такой, как у людей, живущих в Москве и Питере.

Часть изделий я покрываю молоком, чтобы закупорить поры глины и придать ей естественный коричневый оттенок.

Процесс начинается с подготовки глины к работе. Она не должна быть слишком сухой или жидкой, не должна липнуть к рукам. У меня нет гончарного круга — все изделия я леплю вручную. Затем они сохнут и проходят первый обжиг в электрической печи. Следующий этап — покрытие глазурью и снова печь. Часть изделий я покрываю молоком, чтобы закупорить поры глины и придать ей естественный коричневый оттенок. Этим методом декорирования пользовались до глазури. Сначала я пробовала использовать кефир, но он запекался и превращался в нагар. Порой результат подобных экспериментов оправдывает все ожидания — то, что получается, по сути, случайно, выглядит очень эффектно.

Мои работы покупают в основном в Тюмени. В масштабах города проект не слишком известен — я мало времени уделяю раскрутке аккаунта в Instagram. Еще большая, по сравнению с продвижением, трудность — нехватка материалов. Магазины с профессиональным сырьем есть только в Москве и Санкт-Петербурге.

Было бы здорово поработать с разными творческими людьми — с дизайнером интерьеров или, например, художником — чтобы взглянуть на свои работы немного под другим углом или вписать их в более крупный проект. А еще в детстве я постоянно смотрела на произведения Тапио Вирккалы и мечтала стать стеклодувом. Но мама сказала, что это дело не для девочек.

Карточка проекта

На_мори
Рассылка

Мы не рассылаем дайджесты с материалами,
но организовываем стажировки и конкурсы.
Хотите узнавать о них первыми — подписывайтесь.

Подписывайтесь на нас в