«Могу цветочек сфотографировать, могу — труп»

Создатель паблика JVCR о цыганских похоронах, вандализме и истоках омского арт-андеграунда

Ренат Латышев — омский фотограф и создатель паблика JVCR «ВКонтакте», где публикуются работы других фотографов, художников, иллюстраторов и иных представителей творческой интеллигенции города. Во-первых, JVCR — это один из самых удачных примеров городской сувенирной продукции. Во-вторых, наряду с галереей «Левая нога» (с которой Ренат, к слову, тесно сотрудничает), JVCR несколько лет назад сплотил креативное сообщество Омска. Тут нет крупной институции в сфере искусства, которая могла бы выступить центром культурной жизни, каким стал, например, Музейный центр «Площадь Мира» в Красноярске. Однако Омск в каком-то смысле уникальное явление — люди тут не ждут дотаций со стороны государства, а формируют арт-повестку своими силами. Не последнюю роль в этом сыграл Латышев.

Раньше, еще в первом классе, у меня был маленький игрушечный фотоаппарат. Помню, я ходил и щелкал все подряд. Лет 12 назад, на третьем курсе университета, я купил у знакомого с района за 300 рублей ворованный фотоаппарат — цифровой, один мегапиксель. Вышел во двор, попробовал сделать пару кадров, понравилось — с тех пор снимаю все подряд. Потом была пленочная техника, потом еще всякая разная, но для меня это вообще не важно.

Первых снимков у меня не осталось, но помню, что это была просто местность, в которой живу: теплицы, двор, какие-то люди — абсолютно все, что попадалось на пути. Я снимал на Сибниисхозе (район Омска — Прим. ред.). Живу там до сих пор, сменил несколько квартир, но сознательно этот район не покидаю. Я все время тут фотографирую: иду с остановки — фотографирую, обратно — тоже. Снимаю одни и те же места еще и еще раз — и так уже много лет подряд.

В кадр попадает абсолютно все, что меня привлекает визуально: цвет, фактура, люди, пейзажи. Я вообще всеядный. Могу цветочек сфотографировать, могу — труп: крысиный, мышиный, кошачий, собачий. Как-то раз я снимал на цыганских похоронах. Там лежала такая бабка, и у нее на руке перстень огромный. Цыгане меня наняли снимать эти похороны и в итоге «кинули» на деньги — не заплатили за съемку пять тысяч. Зато кадры получились классные, я потом эти снимки всячески тиражировал, раздавал их людям. Даже выставка была. Там стоял столик, на нем цветочки, яблоко, печенье, как будто бы поминки, а среди них эти распечатанные снимки.

У меня много техники. Обычно я беру один фотоаппарат и просто щелкаю на него — день, два или сорок минут. Потом выбираю лучшие снимки, а остальные бросаю на жесткий диск в отдельную папку. Большая часть моих фотографий за эти годы хранится там. За все время, что я этим занимаюсь, я сделал больше трех миллионов щелчков затвора. Любимые кадры скидываю на Flickr — их там штук 400 максимум.

Критерий хорошего снимка один: нравится или нет. Часто мой взгляд вообще не сходится с мнением зрителя. Пожалуй, я ценю внутреннее состояние, в котором находился, когда снимал. Бывает, классный кадр получается неожиданно, но это редкость. Люблю контрастные снимки, простые сочетания света и цвета. Одинаково нравятся снимки сюжетные и несюжетные — я не приверженец какого-то одного жанра или узкого направления.

Мне все равно, снимать на цифру или на пленку. Но пленка подорожала — одна катушка стоит рублей 250, плюс ее надо проявлять, потом сканировать, то есть платить в среднем 400 рублей за 36 кадров. С моими темпами это не годится. Раньше пленка стоила рублей 60-80, копировали и проявляли бесплатно. Сейчас все изменилось — видимо, цифра все эти штуки «скушала». Мне вообще в последнее время нравится снимать на какую-нибудь полную ерунду: один мегапиксель, телефоны всякие — чем хуже, тем лучше. Есть какой-то свой особенный шарм в этом шуме, точках. Не всем это нравится, но иногда получаются интересные сюжеты и сочетания.

О JVCR

Около трех лет назад я захотел сделать сообщество, где публиковались бы работы омских фотографов. Создал группу «ВКонтакте», назвал ее JVCR, а потом решил это все расширить — публиковать не только фотографии, но еще музыку, изобразительное искусство. Сначала там было два человека, потом больше, сейчас набралось 10 тысяч. В паблике преобладают фотографии, потому что фото — это более легкий контент. Но я все равно стараюсь искать и публиковать картинки, рисунки, даже если они не связаны напрямую с Омском, но сделаны омским художником.

Два года назад мы сделали первую выставку в лофте «КВЦ». Собрали фотографию, живопись, графику, музыку — всего участвовало человек 60. Потом я стал делать наклейки, была еще одна выставка, потом какие-то ребята написали JVCR на крыше филармонии. Я знаю, кто это сделал, но не подозревал об их намерениях. Они не фотографы и не художники, вообще не особо творческие люди — просто выпили, пошли на крышу и написали. Я посмотрел и обомлел, потому что к нам же придут первым делом. Так и случилось. Была шумиха, даже губернатор Назаров написал в Twitter, что это свинский поступок. Забавно, с одной стороны, получилось — хайп словили. Но это все-таки историческое здание — такие нельзя портить.

Вообще, много людей использовали сочетание JVCR до меня (JVCR — слово «Омск», напечатанное на английской раскладке клавиатуры — Прим. ред.). Я, получается, просто его оформил. Упоминание тега JVCR с момента основания паблика выросло с нуля до примерно 6 тысяч. Иногда мне пишут с просьбами использовать название для своих проектов, часто зовут на разные мероприятия. Последний год мы объединились с галереей «Левая нога» и делаем выставки вместе.

Об омских художниках

Всегда были художники, которые зарабатывают творчеством себе на жизнь, и те, кто просто любят рисовать. В Омске в равной степени есть и те, и другие — они разные и вместе с тем в чем-то схожи. Все друг с другом знакомы, делают вместе выставки или просто встречаются здесь, в «Левой ноге»: общаются, дружат, чай пьют.

За прошедший год мы провели в «Левой ноге» около 20 выставок, участвовали в 6-8 городских событиях. Выпускаем большой журнал «Дживисиэрия» — берем старый глянец и используем его как материал для коллажей. Это, конечно, маргинальное издание — коллажи там совершенно сумасшедшие. Еще есть газета «Прыщ», существующая два года. Мы уже выпустили номеров 60 — там в основном художник Дима Вирже «бомбит». Сразу два печатных издания — разве не круто?

Сейчас я печатаю футболки, открытки, значки. У меня есть глобальные планы — я хочу печатать вообще всех омских художников. На тех же открытках, значках, стикерах. Уже сделал Дамира Муратова, сейчас буду делать Позднякова, Вирже, Маркову, Гудкова. Потом в планах двигать это все в Москву, Казань, Питер, Екатеринбург. Планирую реализовывать продукцию через кофейни сети Skuratov Coffee, которые сейчас открываются во всех этих городах.

Мы как-то говорили о том, чтобы запатентовать JVCR как бренд, но я этим не занимался. Это нужно иметь ИП, заплатить 70 тысяч, год документы будут оформляться, потом пошлины — это все очень сложно в России сделать. Плюс ко всему, это слишком локальный проект, вряд ли кто-то сможет использовать бренд в коммерческих целях, даже в Омске. В других городах ничего похожего на наше сообщество я не встречал. Если найдете, дайте знать — я с удовольствием посмотрю, как у них все происходит.

Карточка проекта

JVCR
Рассылка из тайги

Будь в курсе новых проектов и свежих статей
о креативных индустриях Сибири.

Подписывайтесь на нас в